Перейти к публикации
popaduba

2018.07.11 - Интервью с Флаке для eatmusic.ru

Рекомендованные сообщения

В мае 2018 года на книжных полках России вышла книга клавишника RAMMSTEIN Кристиана Флаке Лоренца (Christian Flake Lorenz) «Сегодня День рождения мира». Это откровенный дневник музыканта, который подробно повествуют о весёлых, сложных и, безусловно, во всех отношениях горячих днях одной из самых известных немецких групп.

Журналист Eatmusic Василиса Садофьева пообщалась с музыкантом и узнала о сложностях личной и творческой жизни музыканта, о его мечтах, переживаниях и коллекции бабочек.

 

Василиса: Знали ли участники группы о том, что вы пишете книгу, или это стало для них неожиданностью?

Флаке: Ну, скорее это был для них сюрприз, и отчасти они были, конечно, не в восторге по поводу появления этой книги. Но тут надо сказать, что я описывал события с личной точки зрения, и эта точка зрения может отличаться от того, что запомнили остальные члены коллектива.

В: Если бы вы могли прожить день в теле кого-то из музыкантов, неважно, живых или умерших, то кто бы это был?

Ф: Вы знаете, хорошие музыканты – люди специфические, потому что, как правило, характер у них так себе. У них действительно часто бывают проблемы – с восприятием мира, с коммуникацией, с внешним миром в целом, поэтому они реализуются именно в музыке, поэтому добиваются таких высот. И, честно говоря, если подумать о том, как хороший музыкант обычно проводит свой день, то это, как правило, не всегда самое приятное ощущение. У них часто бывает очень тяжёлая жизнь.

Если быть до конца откровенным, я бы, наверное, ни с кем из них, хороших музыкантов, телами меняться не стал. Даже если говорить о таких музыкантах, как Джонни Кэш. Они тоже пили какие-то таблетки. Может быть, это и было бы интересно, но, честно говоря, я скорее всего не стал бы меняться ни с кем.

В: Много ли ограничений в жизни появилось с приходом популярности? И какие самые значимые?

Ф: Вы знаете, в Германии нет такого культа звезды, который существует в каких-то южных странах, и поэтому, по большому счёту, меня узнают на улицах не так уж и часто. Ну бывает, кто-то пожимает руку, но это происходит настолько редко, что меня это практически не напрягает. То есть я абсолютно спокойно езжу на метро, я абсолютно спокойно езжу на трамвае, я живу в абсолютно нормальной квартире, где внизу на подъезде написана моя фамилия.

В: Как родственники относятся к профессии?

Ф: Что касается моего отца, то он принадлежал к послевоенному поколению, и это немного другие люди, которых, когда они были детьми, чаще ругали и воспитывали в строгости, и редко говорили: «Какой ты молодец, как хорошо, что ты всё это сделал!». Он был, как говорят в Германии, ремесленник, в России, наверное, больше подходит слово инструментальщик. И надо сказать, что он был разочарован моим выбором, он был разочарован тем, что я не пошёл по его стопам, что не стал работать руками, не освоил какую-то профессию.

И уже несколько десятилетий спустя я взял его на концерт, это был концерт, где присутствовало больше десятка тысяч зрителей, чтобы показать, что вот то, чем я занимаюсь, то, что я выбрал – это не бесполезно, это нравится людям. Ну да, он посмотрел, но опять же тоже не похвалил, потому что, как уже было сказано, в его поколении это не было принято. А что касается моих детей, то они слушают другую музыку, и не могу сказать, что так уж живо интересуются моим творчеством.

В: Что хочется в первую очередь посетить в новом городе, если выдаётся свободное время?

Ф: Если есть такая возможность, то я отправляюсь куда-то на окраину. Мне действительно интересно, что происходит в таких простых районах, где стоят простые дома, гаражи, заборы, магазины. Там образуется какая-то отдельная и более естественная культура, мне интересно ходить именно по таким простым районам, где нет каких-то дорогих кафе или ресторанов, где живут самые обычные люди. Я пытаюсь представить себе: а как бы я смог жить вот в таком райончике, вот смог бы я находиться за тем окном, которое сейчас передо мной. Так что я представляю себя на месте этих простых людей вот в этой просто жизни.

В: Как справляетесь с эмоциональными перегрузками?

Ф: Что касается перегрузок, я не могу сказать, что мы испытываем какие-то дополнительные перегрузки, потому что обычно занимаемся тем, что нам нравится. Может быть мы даём поменьше интервью в последнее время, потому что по большому счёту – да, это потеря времени, но что касается нашей музыки – это дело, которое нам нравится, и что касается концертов, то это скорее терапия! Именно после концерта мы чувствуем себя хорошо, мы чувствуем, что мы здоровые люди.

В: Современный мир очень техничный, прогрессивный. Скучаете ли по чему-то из прошлого?

Ф: Вы имеете ввиду в музыкальном смысле?

В: И в музыкальном, и просто в жизни.

Ф: Что касается старых вещей – я по-прежнему использую достаточно много старых вещей в своей жизни, но естественно пользуюсь и новыми гаджетами. Чего не хватает? Наверное, тех времён, когда мы просто ходили друг к другу в гости, когда можно было пройти по улице, постучать в дверь, поговорить со своими друзьями или постучать в дверь и обнаружить записку «Я в кабаке». Сейчас люди гораздо реже встречаются и общаются лично. Да, вы звоните друзьям, они говорят, что «вот я тут делаю то-то и то-то и сейчас не могу поговорить», и вот эти вот встречи на улицах, когда можно остановиться поговорить, или когда можно просто зайти к другу – этого стало гораздо меньше, и этого, я думаю, не хватает.

Что касается музыки, то эта вот диджитализация, как мне кажется, привела к тому, что музыка потеряла свою значимость. То есть раньше для того, чтобы послушать музыку, нужно было купить пластинку, а для этого надо было сходить в магазин и эту пластинку выбрать. И если ты был первый на районе, кто эту пластинку купил, то потом к тебе приходили её слушать. И если у человека в доме хорошие пластинки, то это означает, что он хорошо разбирается в музыке. Сейчас всего этого нет, потому что вся музыка доступна в любой момент.

В: Я знаю, что вы увлекаетесь коллекционированием бабочек и автомобилей. Есть ли в последнее время какие-нибудь новые приобретения?

Ф: Надо сказать, что я не такой активный коллекционер, потому что я не бегаю целыми днями и не ищу что-то новенькое для своих коллекций. Это как увлечение, которое существует, скажем так, параллельно с моей жизнью. Бывает, что я что-то случайно покупаю, бывает, часто я покупаю какие-то вещи в подарок. То есть, если люди прочитали о том, что я собираю, то вот они мне могут сделать подарок, и мне будет приятно, особенно если на мой вкус эта модель действительно хорошая.

В: Сейчас многие группы устраивают акустические концерты, концерты с симфоническим оркестром. Не хотелось бы тоже попробовать?

Ф: Я думаю, чтобы это произошло, надо дождаться тех времён, когда мы состаримся настолько, что не сможем записывать новые пластинки, тогда об этом можно подумать, а сейчас пока мы об это не задумываемся.

В: Ходите ли на концерты?

Ф: Да! Я с удовольствием хожу на концерты. Особенно это касается концертов молодых и неизвестных групп в Берлине, да, на такие концерты достаточно часто хожу.

В: Есть ли вещь, которую никогда не простили бы человеку?

Ф: Пока такого ещё не было. Поэтому давайте подождём, если такое произойдёт, то я смогу ответить на этот вопрос. Но, как говорят немцы, «пока что всё в зелёной зоне».

В: Опишите свой идеальный выходной день?

Ф: Здесь если использовать слово «выходной день», то всё становится немного запутанно, потому что по большому счёту выходной день – это день концерта. То есть это как раз несвободный день от концерта. Таким образом, если говорить о том, как бы я хотел провести день, то, наверное, в первую очередь, отыграть концерт: это поездка на концерт, сам концерт. Я всегда считал, что это лучшее занятие, и мне повезло заниматься тем, чем я всегда хотел заниматься.

Сегодня появилось ещё кое-что, как можно хорошо провести свободный от концерта день, – это провести этот день с детьми. И вот этот баланс, как мне кажется, сейчас очень удачен, потому что с одной стороны есть дни, когда мы играем концерты, и после этого хочется провести время с семьёй, и наоборот, после того, как провёл время с семьёй, снова хочется играть концерт.

В: Есть ли какие-нибудь планы участвовать в записи саундтреков к фильмам, или ещё каких-нибудь проектах, помимо группы?

Ф: Что касается кино, то оно меня практически не интересует, потому что я вырос без телевизора. В то время, когда я рос, мы читали книги, возможно, это стало причиной того, что я сам написал книгу. Так что это сильно меня не интересует, я даже «Джеймса Бонда» не смотрел. То же самое примерно можно сказать и об Интернете – я лучше проведу время на свежем воздухе, чем буду возиться со всеми этими техническими гаджетами. Там можно сесть, заняться написанием книги или ещё чем-то в этом роде.

 

Источник: https://eatmusic.ru/kniga-klavishnika-rammstein-christian-flake-lorenz-interview-2018/

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Нет пользователей, просматривающих эту страницу.

×