Jump to content
seidbereit forum
Sign in to follow this  
Azzy

2015.04.18 - Metal Hammer. Последнее табу

Recommended Posts

Скрытый текст

Это, похоже, одно из самых неожиданных сотрудничеств последнего времени, но они действительно в паре: Тилль Линдеманн из Rammstein и легендарный продюсер Питер Тегтрен, с их новой мечтой, которая сияет на небесах Металла, и с Lindemann – ночным кошмаром каждого моралиста.

 

Тилль и Петер занятые люди. Один из них – вокалист Rammstein, который пишет глубокие и шокирующие тексты, ищет себя в очень личных стихотворениях. Другой – ключевая фигура Металл-сцены, мульти-инструменталист, который создал Hypocrisy и Pain, а также продюсировал множество групп в его Abyss Studio, таких как Amon Amarth, Dimmu Borgir и Sabaton. Теперь у этих тяжеловесов есть общее хобби: Lindemann.

 

То, что начиналось как простое развлечение, набрало тревожных масштабов – но веселье в этом все еще есть. Вот впечатление от встречи Metal Hammer с обеими музыкантами в Берлине. Тегтрен носит свободный, черный наряд с жилеткой и шляпой художника на голове. Линдеманн – расслабленно-элегантный в золотисто-черных кроссовках. Они сидят напротив друг друга, попивают кофе и вспоминают про их первую встречу в Стокгольме, в 2000 году. «Rammstein тогда работали над Mutter, а я работал над Pain», - вспоминает Тегтрен. «Мы встречались в баре по воле случая, но не представились друг другу как следует. Однажды ночью ситуация накалилась, Тилль и Флаке были в этом замешаны. Я попробовал спасти ситуацию. Это был очень хаотический вечер, было много Jägermeister (немецкий алкогольный напиток – прим. переводчика) и рвоты, и нас выгнали из нескольких баров. Мы с Тиллем встречались еще дважды через год после этого, и повторяли все еще раз, как делают по-настоящему своенравные люди.»

 

Но сотредничество было отложено из-за плотного графика. Время настало только в 2013, когда был создан «Ladyboy» («Женомальчик»). После длительного обсуждения названия группы, мы в конце концов остановились на Lindemann. «Мы хотели короткое, сладкое название – такое как «Fuck» или «Cunt,» - усмехается Петер.»

 

«Ты можешь поиметь с этого много веселья,» - говорит Линедманн про переход с «Hinz und Kunz» на «Hints аnd Cunts». К сожалению, мы обнаружили, что множество названий уже не доступны,» - говорит он с раздражением. «В наше время, люди занимают домены с целью их продажи, когда этим кто-то заинтересуется. Так что это было сложно – найти подходящее имя.»

Тегтрен кивает, и в то же время мирится с название группы, «Lindemann». Но они оба в тот день показали свое равенство, а их единство проявляется в их первой, тревожной журнальной фотографии.

«Картинка показывает, что мы пара – в музыкальном смысле, конечно!» - объясняет швед, на что немец подмигивает и «Точно, мой Ледибой» падает с его губ. Они ведут себя как друзья, дразнятся, но настроены уважительно, так что Питер иногда отвечает на вопросы для Тилля. Предварительно убедившись, что все ОК, конечно.

 

Эта связь приносит свои плоды и в музыкальном плане, что видно на дебютном альбоме. Стилистически, это сочиненные Тегтреном и органично соединенные кусочки, смесь электронных риффов Pain и индустриальной, острой магии Rammstein. Тексты Линдеманна предлагают слушателю темы, которые колеблются от любви до ожирения, от уважения к абортам и визуализации ряда сексуальных практик – нарушения табу одно за другим. Но насколько личными являются эти тексты про наркотики, секс и самоненависть? Линдеманн смеется и произносит в стиле Dr. Alban: «Это моя жизнь…»

 

«Во всем всегда есть что-то личное. Когда я сталкиваюсь с какой-то экстремальной историей, я немедленно набрасываюсь на нее и что-то пишу по этому поводу. Я просто обязан! Мои темы не поменялись, но теперь весь мир поймет их. Я хочу избегать путаницы – почему Rammstein на немецком, а Lindemann на английском. Это ведь две совершенно разные области.»

«Смена языка открыла новый мир для поэта, но кроме возможностей с этим связан еще и ряд испытаний. Я погружался все глубже и глубже в английский язык. Я открыл новые аспекты, поглощал словари и вникал в английские рифмы. Это было весело. Конечно, это помогает, если ты уже знаешь, как писать песни.»

 

Несмотря на предсказуемую реакцию, искусство стоит на первом месте для Линдеманна. Так же как с Rammstein, он играет резким, ярким языком эмоций. Он поясняет свой метод на примере работы с песней «Golden Shower» («Золотой дождь»). «Тяжелому припеву нужно было что-то, что обижает, отталкивает – слово «влагалище.» Питер хотел «грязная пи*да». Но мы хотели быть вежливыми, так что достаточно просто «влагалища.» В поэзии, все вращается вокруг звучности слов. Этот эффект видно в словах «влагалище», «жир», «пепел», они вызывают реверберации.» Я держусь этого курса, поясняет поэт, и продолжает: «Я только отражаю то, что мог бы сделать. Некоторые вещи требуют компенсации, как с песней «Fat» («Жир»), смягченной историей любви.»

 

Несмотря на внешнее впечатление, оба творца проводят линии и определяют, какие табу могут быть нарушены (аборт), а какие оставаться нетронутыми (ненависть к женщинам). «Суть заключается в правильном проведении этой черты,» - заключает Тегтрен. «Вы не можете просто тупо оскорблять людей, нужно включить какой-то юмор – шаг, из-за которого станет понятно, что это не надо воспринимать на 100% серьезно.» 52-летний Линдеманн никого не собирается шокировать или провоцировать. Он говорит о результате всего процесса: «Одно слово приводит к другому и в конце концов, мы сидели там под конец дня и спросили себя, что же мы создали, и готовы ли мы пойти за это в самый Ад. Но потом оно нас осенило, и мы написали еще больше.»

 

То, что начиналось только для развлечения, предназначалось для интернета, стало реальностью, а его создателям самое время подумать над туром по клубам или выставках – если есть люди, которым это интересно. Они оба хотят продолжать этот хобби-подход к делу. Линдеманн: «Форма нашего сотрудничества хорошо подходит, она очень простая. Я могу поехать в Швецию когда захочу. Там мы засядем или отправимся на рыбалку. Так что возможны и следующие альбомы. Это совершенно отличная от Rammstein площадка.»

«Никакого давления, никто не говорит нам что и как делать, это просто хобби,» - соглашается Тегтрен и подчеркивает, сколько всего научились музыканты друг у друга в процессе разработки. «Мы встретились из-за цели расширить искусство в наших головах и развиваться дальше. Ты можешь думать, что ты знаешь все в этом деле, но давайте будем честными – ты ничего в этом не шаришь.»

 

Линдеманн смеется и производит на нас впечатление перед тем, как мы расстанемся: «Lindemann как проект можно сравнить с чемпионом-тяжеловесом по боксу, который принимает удары на себя ради удовольствия. Внешне, он делает все как обычно, но если присмотреться, то он действует разнообразно, так как делать это весело, и можно попробовать те вещи, которые никогда не делал.»

 

Перевод на английский: Rammstein USA

Перевод на русский: Azzy специально для SeidBereit.ru

Share this post


Link to post
Share on other sites

Возможны небольшие неточности перевода, так как спешил. Найдете их или какие-нибудь грамматические/орфографические/пунктуационные ошибки - пишите. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

«Мы встречались в баре по воле случая, но не представились друг другу как следует.

я бы написала: мы встретились...

 

«грязная пи*да».

думаю раз это перевод, а не авторство стихов и т.д. - нужна звезда)

 

 

Там мы засядем или отправляемся на рыбалку.

какие-то расхождения по времени. Засядем не изменишь грамотно, тогда лучше будет: отправимся...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Филаньный вариант статьи, под редакцией Issey. Можно и в читалку запаковать, чего уж там  ;)

 

Похоже, это самый невероятный совместный проект за последнее время, но они действительно вместе: Тилль Линдеманн из Rammstein и легендарный продюсер Питер Тегтгрен (Hypocrisy, Pain) стали новой мечтой, сияющей на метал олимпе с их проектом Lindemann – ночным кошмаром каждого моралиста.

 

Тилль Линдеманн и Петер Тегтгрен занятые люди. Один - вокалист Rammstein, пишет глубокие шокирующие тексты и ищет себя в очень личных стихах. Другой – ключевая фигура металл-сцены, мульти-инструменталист, который создал Hypocrisy и Pain, а также спродюсировал в своей Abyss Studio множество групп, таких как Amon Amarth, Dimmu Borgir и Sabaton. Теперь у этих тяжеловесов есть общее хобби - Lindemann.

То, что начиналось как простое развлечение, вскоре разрослось до внушительных масштабов, но веселье в этом все еще есть. Это впечатление от встречи Metal Hammer с музыкантами в Берлине.

 

Тегтгрен в свободном черном наряде с жилеткой и в шляпе, Линдеманн – расслабленно-элегантный в золотисто-черных кроссовках. Они сидят друг напротив друга, пьют кофе и вспоминают про их первую встречу в Стокгольме, в 2000 году. "Rammstein тогда работали над Mutter, а я работал над Pain", - вспоминает Тегтгрен. "Мы случайно встретились в баре, но как следует не познакомились. Однажды ночью дело дошло до драки, Тилль и Флаке в ней участвовали, я попробовал спасти ситуацию. Тот хаотичный вечер продолжился с большим количеством Jägermeister’a [прим. - 35-градусный ликер на травах], рвотой и нас выгнали из нескольких баров. Мы с Тиллем встретились еще пару раз через год после того случая, и повторили все еще раз, как это делают по-настоящему своенравные люди".

 

Но тогда сотрудничество было отложено из-за плотного графика. Подходящий момент настал в 2013, когда был создан "Ladyboy". После долгого обсуждения названия проекта, мы, наконец, сошлись на Lindemann. "Мы хотели короткое, сочное название, например "Fuck" или "Cunt", - усмехнулся Петер.

 

"Тебя это повеселит, - размышляет Линдеманн о переходе от "Hinz und Kunz" к "Hints аnd Cunts", - но мы обнаружили, что множество названий, к сожалению, уже не доступны". "В наше время, люди занимают домены, чтобы потом их продать. Так найти подходящее имя было сложно", - говорит он с раздражением.

 

Тегтгрен кивает, и в то же время он уже смирился с названием группы "Lindemann". В тот день они оба подчеркивают свое равенство, их единство видно и на первом, довольно волнующем снимке для прессы.

 

"На фото видно, что мы пара, в музыкальном смысле, конечно!" - объясняет швед, на что немец подмигивает и выдает - "Точно, мой Ледибой". Они ведут себя как друзья, дразнятся, но настроены друг к другу уважительно, так что Тегтгрен иногда отвечает на вопросы для Тилля. Предварительно убедившись, что все ОК, конечно.

 

То, что эта связь приносит свои плоды и в музыкальном плане, видно на дебютном альбоме. Стилистически это элементы электронных риффов Pain и индустриальной острой магии Rammstein органично соединенные Тегтгреном. Тексты Линдеманна предлагают слушателю разные темы: от любви до ожирения, от уважения к абортам до визуализации разнообразных сексуальных практик, – нарушения табу одно за другим. Но насколько личными являются эти тексты о наркотиках, сексе и ненависти к себе? Линдеманн смеется и произносит в стиле Dr. Alban - "Это моя жизнь…".

"За всем этим всегда есть что-то личное. Когда я сталкиваюсь с какой-то экстремальной историей, я немедленно хватаюсь за нее и что-то пишу на эту тему. Я просто обязан! Мои темы не изменились, но теперь весь мир поймет их. Я хочу избежать путаницы, поэтому Rammstein на немецком, а Lindemann на английском. Это ведь две совершенно разные области".

 

Другой язык открывает целый новый мир для поэта, но кроме возможностей с этим связан еще и ряд испытаний. "Я погружался все глубже и глубже в английский язык. Я открыл новые аспекты, поглощал словари и вникал в английские рифмы. Это было весело. Конечно помогает, если ты уже знаешь, как писать песни".

 

Несмотря на предсказуемую реакцию, искусство стоит на первом месте для Линдеманна. Так же как с Rammstein, он играет резким, ярким языком эмоций. Он поясняет свой метод на примере работы с песней "Golden Shower" ("Золотой дождь"). "Тяжелому припеву нужно было что-то отталкивающее – слово "cunt" ("влагалище"). Питер предложил "dirty cunt" ("грязная пизда"), но мы хотели быть вежливыми, так что достаточно просто "pretty cunt" ("симпатичное влагалище" -)). В поэзии, все вращается вокруг звучания слов. Этот эффект видно в словах "влагалище", "жир", "пепел", они вызывают реверберации [прим. – эффект затухания звука]. "Я держусь этого курса, - поясняет поэт, и продолжает, - я только отражаю то, что мог бы сделать. Некоторые слова нужно скомпенсировать или, как с "жиром", смягчить любовной историей".

 

Несмотря на первое впечатление, оба музыканта проводят границы и определяют, какие табу могут быть нарушены (аборт), а какие оставаться нетронутыми (ненависть к женщинам). "Смысл в том, что граница должна быть проведена правильно", - заключает Тегтгрен. "Ты не можешь откровенно оскорблять людей, нужно включить какой-то юмор, какой-то оборот, который даст понять, что не надо все на 100% воспринимать всерьез". 52-летний Линдеманн никого не собирается шокировать или провоцировать. Он говорит о результате всего процесса так: "Одно слово ведет к другому, и в итоге мы сидим в конце дня и спрашиваем сами себя, что же мы создали, и готовы ли мы пойти за этим в самый Ад. Но потом оно нас осенило, и мы написали об этом еще больше".

 

То, что начиналось для развлечения, предназначалось для интернета, стало реальностью, а его создателям самое время подумать о туре по клубам или выставках, при условии, что будут те, кому это интересно. Оба музыканта хотят продолжать совместный проект как хобби. Линдеманн: "Форма нашего сотрудничества хорошо подходит, она очень простая. Я могу поехать в Швецию когда захочу, и там мы засядем или отправимся на рыбалку. Так что возможны и следующие альбомы. Это совершенно отличная от Rammstein площадка".

 

"Никакого давления, никто не говорит нам что и как делать, это просто хобби", - соглашается Тегтгрен и отмечает, что музыканты многому научились друг у друга. "Мы достигли намеченной цели расширить искусство в наших головах и развиваться дальше. Ты продолжаешь думать, что ты знаешь все в этом деле, но давайте будем честными – ты ничего в этом не шаришь".

 

Линдеманн смеется и производит на нас впечатление напоследок: "Lindemann как проект можно сравнить с чемпионом-тяжеловесом по боксу, который просто для развлечения пошел в кикбоксинг. С виду он все делает как обычно, но если присмотреться, то он действует иначе, пока это приносит удовольствие. Это вызов сделать что-то, чего никогда не делал".

Share this post


Link to post
Share on other sites

Garfield, вторая часть? Это которая с сайта TeamRock? Ссылочку пожалуйста, и к завтрашнему вечеру все сделаю (если не опередят Калновские переводчики).

Share this post


Link to post
Share on other sites

Garfield, если есть перевод, то дублировать нет смысла. Сейчас сюда запилю и точка. Это кстати сложно второй частью назвать, похоже на отрывки, не вошедшие в журнальное издание, которым нашлось место на сайте. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Sign in to follow this  

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...