Jump to content
seidbereit forum
Sign in to follow this  
Azzy

2015.05.xx - Aardschok

Recommended Posts

image.jpg image.jpg image.jpg image.jpg
 

Lindemann
German – Swedish Pact
At the moment, Rammstein is in deep hibernation and it doesn’t look like they will wake up any time soon. After years of relentless touring and recording the members do have what looks like some time off. One is filling the gap by becoming a father, or is writing a book. The other – like singer Till Lindemann – uses the occasion to make a wish come true. He recorded an album with Swedish musician and producer Peter Tägtgren and will see the light under the project name of “Lindemann”. Titled “Skills In Pills”
Usually musicians meet kindred minded spirits in a local record store or through an advert in a music magazine or on the internet. In the universe where Till Lindemann marches, things go slightly different. Swede Peter Tägtgren appeared as a real saviour just at the moment Till was about to get a serious beating. Nowadays Till seems to be laughing about this “It was in the year 2000. We were in Sweden for the mixing of the ‘Mutter’ album. One night I went clubbing with a few nice Swedish women. We landed in a bar which was frequently visited by a local motor gang. One of those guys was the ex-boyfriend as one of the accompanying ladies. The atmosphere became really grim and I was closed in by a couple of guys. In my mind I saw myself waking up in the local hospital or worse. Right at the moment the first punches would fall, the door swung open. It was Peter Tägtgren. He intervened and explained who I was “He is cool”. It worked. They left me alone for the remaining of the evening. Naturally I was grateful. And the experience created a bond. We were good friends from that moment on”
 
Intension
The Swedish hero adds that they knew each other longer but only superficial. “I knew Till of course from his involvement in Rammstein, a band I absolutely adore. He knew me from the production I did through the years en from my own band Pain and Hypocrisy. We shook hands backstage at a festival, but that was it. After that memorable evening in Sweden we met more often. We both love Jägermeister passionately, so more than once it evolved in a binch. Every time it ended the same: we looked at each other with blood shot eyes and promised we’d start a music project together”. But it didn’t happen. Tägtgren was busy with his bands Hypocrisy, Pain and Bloodbath. In the course of time he also developed himself as renowned producer for groups as: Sabaton, Dimmu Borgir, Immortal, Amon Amarth, Children of Bodom, Amorphis and Celtic Frost. The recordings were partially done in his own The Abyss-studio. “Despite our good intensions it just didn’t happen” Lindemann continues. “Peter’s agenda poured over and I had my hands full with Rammstein. After the 2013 performances we all felt we deserved a well earned vacation. This intermission gave us the chance to accomplice some personal ambitions. Christian ( “Flake” Lorenz, keyboard player –red) is busy with a book, Richard (Kruspe, guitarist) continued on his project Emigrate. Other are busy with the umpteenth Rammstein DVD. A few colleagues recently became father. When I had recovered a bit, I remembered the plans with Peter”.
 
Secret
The respective Peter laughs as he remembers. “One day the phone rang.. It was Till. If I was still interested in working together? I thought he was joking. Our intensions were always made when we were both drunk, so I never took them serious. Till however really wanted to do this. He was particularly impressed with my work with pain. So I went to work. I continued to work on ideas I collected in the back of my mind. In the time the studio was not being used by other bands, I recorded it all. I played all instruments myself: guitar, bass, drums and keyboard. When the base was ready I sent everything to Till. He started working on the lyrics from there”. Everything was done in secret Lindemann tells. “I really wanted that. And for the same reason I liked Peter taking all music on his account. The less people were working on it, the smaller the chance of something leaking out. We did not publicize anything because we wanted to work on it as quietly as possible. I didn’t want any hyped expectations in an early stage. So for a long time it was a secret hobby. It could just be that the project artistically would not be viable. In that case we wanted to leave it behind us without much fuss. Fortunately it all went optimal. Moreover, not least thanks to a Dutch musician: Clemens Wijers (keyboard player for Carach Angren) who had a big contribution on the elaboration of the orchestral arrangements. A huge talent, that boy. Peter had worked with him before. He liked it so he got involved as well”. The singers laughs. “I am glad with the Dutch contribution. This country has been good for me anyway. As you might know I wrote two poetry books the last couple of years. The Netherlands was the first country that published its own translation. I even went to Amsterdam to do some interviews. It was quite an experience to see my writing in another language”.
 
Adventure
In preparation of this interview I’ve heard five rough mixes, they sound like a fine mixture of Rammstein and Pain. “Skills In Pills”, “Fat”, “Fish On”, “Home Sweet Home” and “Golden Shower” are simple straightforward pounding songs. Peter Tägtgren hastens to say that the rest of the album has more colours and therefore is more varied. “There are some more complex songs, giving some more musical adventure. The section you have heard is not quite representative”. In textual terms the songs sound familiar as well. Just as with Rammstein, it’s all about sex. “Golden Shower” needs no further explanation. “Fat” is about sex with voluptuous women. “I’m triggered by bizarre things that come to me via the media”, he says with his familiar sonorous voice. “The TV-news is an endless source of inspiration. In the past I’ve been inspired by the story of the two men who agreed to eat one another. Or the story of the Austrian man who held a girl in his basement for years. I got the idea for “Fat” after watching a documentary about so called ‘feeders’. Men who feed up their wives so they can’t do anything anymore. It gives them a kick. Or it arouses them. I have no idea. Taking care of their fully expanded wives becomes a day job. I find this like that fascinating”. Lindemann adds “Fat” is also a tribute to big women. “We’re still living in a world with a very compelling ideal of beauty. Fat women are still pushed in a corner. They are rejected based on how they look. With this songs I want to encourage them. ‘You are worth being here, show yourself’. And yes, I love a fuller woman myself. Curves have a nicer feel than skin over bone”.
 
Experience
The singer tells that there are a few lyrics on the album that have a more serious nature. Like the title song “Skills In Pills”. “It’s about hypocrisy in modern society. The use of drugs is still being rejected in broad sections of the population. While the same people are often addicted to all kinds of pills prescribed by doctors. The use of booze, how excessive is may be, is widely accepted”. He explains “Home Sweet Home” is about losing someone dear. “In the past years a lot of people in my surroundings have died. Mostly as a result of cancer. I’m not being pitiful about it, because I know everyone is confronted with it sooner or later. I noticed “Home Sweet Home” was imported to Peter for the same reason. He as well recently lost someone close to him to the disease”. The song “Yukon” does have an entirely different background, he explains. The title refers to a river in North-America. “I made a three week canoe trip with a good friend last year. The first two weeks we didn’t encounter anybody. We were thrown back on ourselves completely. It was a great experience. The past years have been very intense. Loud music all the time. Full venues. People who want all kind of things. And then suddenly this silence. For weeks. I enjoyed it intensely and wrote the lines right after I got home”. After a short break: “I never had the urge to sings about politics. Of course I know that there are all sorts of things happening for instance in the Ukraine. But it does not inspire me to pick up my pen and write a firm text. I rather create an slightly disturbing fantasy world.. In the single case I am writing about reality I’ll find a subject close to home. I believe I find political issues too complex to summarize in a song lyric”.
 
Pictures
It’s striking that all lyrics are sung in English , while Till Lindemann is known for his world famous for his typical teutonic diction. It seems there were some good reasons to abandon that the singer explains. He really wanted Lindemann to stand out on a few key points of Rammstein. Another language was one of the obvious ways. “I made this album in close collaboration with Peter. He doesn’t speak a word German. I did not want to translate everything word for word during the whole process. While it is necessary that he knows what the scope of it is. If you want to finish a song you have to know what’s the lyrics are about. Lyrics and music should interact like that. Furthermore I found it a challenge to express myself in another language”. The first notifications about the album were accompanied by a controversial picture of a ominous-looking Lindemann and a Tägtgren looking half female half deer. It’s a style that will have its sequel in the art work of the album reports the singer. “For each songs we made a matching photo. It was hard work to come up with something original each time. The CD is going to look very interesting. Who doesn’t like the music, can marvel at the artwork”
 
 
Space
When I talk to the two gentlemen, it is unclear how the future of Lindemann will look. There are no solid plans to go on tour. “I keep a large part of the year free” Tägtgren reacts. “If the album is received well and creates a demand for performances, I can go on the road. The same goes for Till. I would obviously like nothing better. It would feel very bleak to release an album without being followed by a string of nice shows. We will have to wait. The only thing now is there will be separate showcases in a few major European cities”. Just as uncertain is the future of Rammstein, till Lindemann tells. “There is currently very little contact with each other. There is no need for that either. I recent years we have spend so much time with each other, we give each other space. I think we need that time to rediscover what Rammstein means to us. When a band totally takes over your life, you lose sight of that at a certain point. We made it a good habit to meet once a year. To see where things are at that moment. Are there any new ideas? Do we want to go on tour? The last couple of times nothing concrete came out of it. We parted as good friends. Without any new plans. There are rumors going around we have split up. I want to contradict that explicitly. Rammstein still exists and I am sure we will release another album some day. Until then I enjoy myself with other adventures. Like with Lindemann”.
 
Interview by Robert Haagsma
Translation by Irma Verhoofstad

Share this post


Link to post
Share on other sites

ЧАСТЬ 1

Lindemann

Немецко-шведский пакт

 

В настоящее время Rammstein находятся в глубокой гибернации (заморозке) и не похоже, чтобы они собирались вскоре пробудится. После многих лет неустанных турне и записей, участники взяли, так сказать, перерыв. Кто-то заполнил этот пробел, став отцом, кто-то написал книгу. А для кого-то это был шанс воплотить мечту в реальность – как у вокалиста Тилль Линдеманна.  Он записал альбом со шведским музыкантом и продюсером Питером Тегтгреном, и запись увидит свет под именем проекта «Lindemann». Название – «Skills In Pills».

Обычно музыканты встречают родственные души в местном музыкальном магазине или через объявления в журнале и Интернете. В том мире, где марширует Тилль Линдеманн, все по-другому. Швед Питер Тегтгрен появился именно в тот момент, когда Тилль был близок к слому. Сегодня Тилль смеется, вспоминая об этом: «То был 2000 год. Мы были в Швеции, сводили альбом «Mutter». Однажды ночью я тусил с парочкой хорошеньких шведских девочек. Мы осели в баре, в который часто наведывалась местная банда мотоциклистов. Один из этих парней приходился бывшим парнем одной из моих сопровождающих леди. Атмосфера становилась все мрачнее, меня окружили несколько парней. Я представил себя, просыпающегося в больнице, или еще что похуже. Прямо в тот момент, когда в меня должны были прилететь первые удары, дверь распахнулась. Это был Питер Тегтгрен. Он вмешался и объяснил, кто я такой. «Он крутой.» И это сработало! Они не трогали меня весь оставшийся вечер. Я был очень благодарен. Этот опыт создл какую-то связь. С тех пор мы стали отличными друзьями.»

 

Интенсивность

 

Шведский «герой» добавляет, что хотя они и были знакомы долгое время, но только поверхностно. «Конечно, я знал Тилля из-за его роли в Rammstein, группы, в которую я влюблен по уши. Он знает меня по работе, которую я делал, многие годы занимаясь своими группами Pain и Hypocrisy. Мы здоровались за кулисами фестивалей, но не более того. После того памятного вечера в Швеции мы встречались гораздо чаще. Мы оба страстно любим Jägermeister, так что он неоднократно использовался в наших выпивонах. Каждый раз все это заканчивалось одинаково: мы смотрели друг на друга залитыми кровью глазами и обещали, что начнем вместе музыкальный проект.» Но этому не суждено было случится. Тегтгрен был занят своими группами Hypocrisy, Pain и Bloodbath. Время шло, и он сделался известным продюсером групп (SABATON, Dimmu Borgir, Immortal, Amon Amarth, Children Of Bodom, Amorphis и Celtic Frost.) Записи были частично сделаны и в его собственной студии The Abyss-studio. «Несмотря на наши наилучшие намерения, это просто не могло случиться,» - продолжает Линдеманн.

«У Питера на повестке дня было еще много чего, а я был занят с Rammstein. После выступлений в 2013 мы все поняли, что заслужили этот отпуск. Этот перерыв дал нам шанс воплотить некоторые персональные амбиции. Флаке занимался книгой, Рихард продолжил свой проект Emigrate. Остальные заняты с энным по счету ДВД Rammstein. Несколько коллег стали отцами. Когда я немного восстановился, я вспомнил о планах с Питером»

 

Секрет

 

Питер смеется с того, что вспомнил: «Однажды позвонил телефон… Это был Тилль. Все еще ли я заинтересован в сотрудничестве? Я думал, что он шутит. Наши намерения возникали только тогда, когда мы оба были пьяны, и я никогда не воспринимал их всерьез. Как бы там ни было, Тилль был серьезно настроен-таки сделать это. Он был очень впечатлен моей работой с Pain. Так что я взялся за дело. Я продолжил работать над теми идеями, которые копились в закоулках моих мозгов. В то время, когда студия не была занята другими группами, я все это записал. Я сам играл на всех инструментах: гитара, барабаны, бас, клавишные. Когда основа была сделана, я отправил все Тиллю. С этих пор он начал работать над текстами.» «Все делалось в секрете, - говорит Тилль, - Я этого очень хотел. По этой же причине мне нравилось то, что Питер держит всю музыку на своем личном аккаунте. Чем меньше людей работали над этим, тем меньше шанс утечки. Мы ничего не публиковали, потому что хотели работать над этим настолько тихо, насколько это вообще возможно. Мы не желали никаких раскрученных ожиданий на ранних этапах. Так что долгое время это было просто секретное хобби. Могло случиться так, что проект не был бы жизнеспособным с художественной точки зрения (с точки зрения искусства). В таком случае мы бы хотели просто оставить его без лишней суеты. К счастью, все пошло по наилучшему сценарию. Кстати, не последним человеком, которого надо поблагодарить за это, есть голландский музыкант Clemens Wijers, клавишник из «Carach Angren», который сделал огромный вклад в разработку оркестровых аранжировок. Этот парень – большой талант. Питер уже работал с ним раньше. Он ему понравился, так что мы задействовали и его.» Певец смеется. «Я рад, что тут есть голландский вклад. Эта страна была добра ко мне всегда. Вы наверно знаете, что я написал две книги со стихами за последние годы. Нидерланды были первой страной, где был опубликован собственный перевод. Также я ездил в Амстердам, чтобы дать парочку интервью. Это был отличный опыт – увидеть написанное мной на другом языке.»

 

Приключение

 

Во время подготовки к этому интервью я прослушал пять сырых, еще грубо сведенных треков, которые звучали как отличная смесь Rammstein и Pain. “Skills In Pills”, “Fat”, “Fish On”, “Home Sweet Home” и “Golden Shower” – простые, прямолинейные, бьющие песни. Питер спешит сказать, что остальная часть альбома имеет больше цветов и, следовательно, более разнообразна. «Есть несколько намного более комплексных песен, которые дают больше попутешествовать в музыке. Та секция, которую вы прослушали, не дает представления об альбоме.» В плане текста, все песни звучат довольно знакомо. Как и у Rammstein, все они про секс. “Golden Shower” («Золотой душ») не требует дальнейших объяснений. “Fat” – про секс с пышной женщиной. «Меня побудили происходящие странные вещи, дошедшие ко мне из СМИ, - говорит Тилль своим знакомым звучным голосом, - Новости – это нескончаемый поток вдохновения. Когда-то я был впечатлен историей про двух мужчин, которые согласились съесть друг друга. Или историей одного Австрийца, который держал девчонку в подвале долгие годы. Идея “Fat” пришла ко мне после просмотра документального фильма про «кормителей». Это мужчины, которые откармливают своих жен до такой степени, что они больше не способны ничего делать. Это подхлестывает их. Или возбуждает. Я не знаю. Забота про своих располневших жен становится их ежедневной работой. Я считаю это увлекательным.» Линдеманн добавляет, что “Fat” – это также и дань большим женщинам. «Мы живем в мире, где есть очень определенный идеал красоты. Полных женщин толкают в угол (с глаз долой). Она отвергнута из-за внешнего вида. Этой песней я хотел поощрить их. «Вы стоите того, чтобы быть здесь, показать себя.» И да, я сам люблю полных женщин. Изогнутые линии гораздо лучше выглядят, чем кожа да кости.»

 

Опыт

 

Певец говорит, что на альбоме есть несколько песен, которые поднимают более серьезные проблемы. Например, песня  “Skills In Pills”. «Она про лицемерие современного общества. Использование наркотиков до сих пор отвергается в широких массах. В то же самое время, эти же люде частенько увлекаются таблетками, которые им прописывает врач. Выпивка, даже чрезмерная, широко принимается общественностью.» Он также объясняет, что “Home Sweet Home” – это песня про потерю кого-то из близких. «За последние несколько лет множество людей из моего окружения умерли. В большинстве случаев, из-за рака. В этом смысле я никогда не бываю жалким, потому что знаю – все встречаются с этим рано или поздно. Я заметил, что “Home Sweet Home” задела Питера по этой же причине. Он тоже недавно потерял кого-то из близких из-за этой болезни.» Песня “Yukon” имеет совершенно иной подтекст. Название указывает на речку в Северной Америке. «Я совершил трехнедельное путешествие на каноэ в прошлом году с одним хорошим другом. В первые две недели мы никого не встретили. Мы были полностью отданы сами себе. Это потрясающий опыт. Прошедшие года были очень интенсивными. Все время громкая музыка. Полные залы. Люди, которые хотят все подряд. И внезапно – тишина. На недели. Я наслаждался нею и написал эти сроки сразу после того, как вернулся домой.» После короткого перерыва: «Я никогда не горел желанием петь о политике. Конечно, я знаю, что множество всего происходит, например, в Украине. Но это никогда не вдохновляло меня взять ручку и написать текст. Я скорее создам несколько тревожный фэнтезийный мир… В единичных случаях я пишу о реальности, только когда эта тема близка к дому. Я верю, что политические проблемы слишком комплексные, чтобы обобщать их в песне. » 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Изображения

 

Поразительно, но вся лирика на альбоме – английская, и это при том, что Тилль Линдеманн известен по всему миру за свое типичное тевтонское произношение. «Думаю, было несколько весомых причин отказаться от этого,» - говорит певец. Он очень хотел, чтобы Lindemann в основных аспектах отличался от Rammstein. Иной язык был одним из путей к этому. «Я сделал этот альбом в тесном сотрудничестве с Питером. А он ни слова не понимает по-немецки. Я не хотел переводить каждое слово на протяжении всего процесса. Так он будет знать, какую область песня охватывает, если это необходимо. Если ты хочешь закончить песню, ты должен знать, о чем ее текст. Так и должны взаимодействовать музыка и тексты. Больше того, я видел в этом некое испытание – выразить себя на ином языке.» Первое упоминание об альбоме сопровождалось спорной фотографией зловеще выглядящего Линдеманна и Питера, который выглядел наполовину женщиной – наполовину оленем. «Этот стиль продолжается в художественном оформлении альбома. Для каждой песни мы сделали подходящее фото. Это было сложно – каждый раз делать что-то оригинальное. CD будет выглядеть очень интересно. Кому не понравится музыка, тот может быть поражен художественным оформлением.»

 

Простор

 

Когда я говорю с этими двумя джентльменами, будущее проекта Lindemann все еще туманно. Нет никаких четких планов отправится в тур. «Большая часть года у меня свободна,» - реагирует Тегтгрен. «Если альбом будет хорошо принят и будет спрос на выступления, можно отправляться в дорогу. Это же относится и к Тиллю. Очевидно, нет ничего лучше. Это будет выглядеть тускло, если мы выпустим альбом, который не сопровождается рядом отличных выступлений. Мы должны подождать. Единственное, что сейчас ясно – это то, что нам обеспечены отдельные витрины в нескольких крупных городах Европы.» «Это все настолько же неопределенно, как и будущее Rammstein, - говорит Линдеманн, - Сейчас между нами очень слабый контакт. Нет необходимости друг в друге. За последние годы мы так много времени провели вместе, делим свой простор друг с другом. Я думаю, что нам надо вновь открыть для себя, что Rammstein для нас значит. Тогда группа полностью занимает всю твою жизнь, ты теряешь эту точку зрения. У нас есть хорошая привычка – встречаться раз в год. Просто чтобы увидеть, что есть что в настоящий момент. Есть ли новые идеи? Хотим ли мы отправиться в тур? За последние несколько встреч ничего конкретного у нас так и не получилось. Мы расстались, как хорошие друзья. Никаких новых планов. Есть слухи, что мы распались. Хочу это полностью опровергнуть. Rammstein все еще существует, и я верю, что настанет день, когда мы выпустим новый альбом. До тех пор я наслаждаюсь другими вещами. Такими, как Lindemann.

 

Интервью: Robert Haagsma
Перевод на английский: Irma Verhoofstad

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Sign in to follow this  

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...