Jump to content
seidbereit forum
Sign in to follow this  
Doktor Flake

2020.09.25 - Интервью с Карлом-Микаэлем Херлёфссоном для RammWiki

Recommended Posts

У RammWiki появился шанс взять интервью у Карла-Микаэля Херлёфссона, который был со-продюсером наряду с Якобом Хеллнером, и у Рональда Прента, который занимался сведением альбома Herzeleid. Огромное им спасибо за то, что уделили нам время!

 

carl-michael-herloefsson.jpg

 

Итак, празднование юбилея альбома Herzeleid мы начинаем с интервью с Карлом-Микаэлем Херлёфссоном. Мы созвонились с ним в Zoom, и Карл любезно ответил на наши вопросы и дал нам некоторое представление о том, как велась работа над альбомом.

 

Как поклонник Rammstein, вы должны иметь представление о том, кто это. Для тех, кто не знаком с этим именем, рассказываем вкратце: альбом Herzeleid был спродюсирован фирмой BomKrash. Во главе фирмы стояли Якоб Хеллнер и Карл-Микаэль Херлёфссон. Поэтому мы и подумали, что это хорошая идея расспросить его о том, как шла работа над альбомом.

 

Здравствуйте, мистер Херлёфссон, и спасибо вам за то, что вы согласились дать интервью в честь юбилея альбома Herzeleid. Для начала, я думаю, было бы неплохо, если бы вы представили себя, рассказали, как вы пришли в музыкальную индустрию и как начали работать с Rammstein. Поклонники больше знакомы с Якобом Хеллнером. Но им стоит узнать и о вас.

 

Конечно. В конце 70-х годов я играл в составе различных панк-групп в Стокгольме. В начале 80-х я поступил на курсы компьютерной грамотности. Это было что-то типа курсов программирования в базовых программах. А затем я понял, что я хочу заниматься созданием музыки. Поэтому я оправился в США, где поступил в College for Recording Arts в Сан-Франциско и получил степень в области звукорежиссуры и производства музыки. В период с 1982 по 1987 я застрял в Сан-Франциско и был вовлечён в работу по производству хип-хоп песен, которые впоследствии стали хитами. Также я сводил самый первый альбом Melvins (Gluey Porch Treatments, выпущенный в 1987 году). Я работал в студии Starlight, которая находилась за пределами Сан-Франциско, в Ричмонде. Мы записывали там всё, начиная с женщин, играющих на виолончелях, и заканчивая местными хип-хоп группами.

 

Сейчас я вам расскажу, почему же я застрял в Сан-Франциско. Я работал помощником инженера в студии, в чьи обязанности входило подносить кофе и мыть туалеты. Так продолжалось полгода. Ближе к Рождеству штатный инженер сказал мне: "Я не могу работать по ночам, с 12 ночи до 8 утра. Не смог бы ты работать за меня?". Я немедленно согласился. Три месяца спустя я записал и свёл песню, которая стала хитом в США. Это песня Rumors от Timex Social Club. Именно я стал тем парнем, который выпустил эту песню. Она стала одним из первых хип-хоп хитов в Штатах. И к нам повалили люди, которые хотели звучать так же. Поэтому я там и застрял.

 

В Штатах я действительно работал с Якобом в одной команде. Нас называли "Дикие шведы". В 1987 году мы вернулись обратно в Швецию и основали нашу собственную продюсерскую компанию BomKrash Productions. Мы выпустили несколько альбомов и сделали сотни ремиксов. Также я, вроде как, вернул хип-хоп в Швецию и был вовлечён в раннюю хип-хоп индустрию. Всё это уже подводило нас к тому моменту, когда мы впервые встретились с Rammstein.

 

С тех пор я руководил звукозаписывающей компанией, издательской компанией, парой студий, продюсировал и сводил сотни и сотни альбомов. Я писал музыку к фильмам, музыку для рекламных роликов. И вот уже на протяжении 7 лет я управляю компанией под названием Modelizer, которая является стартапом в области музыкальных технологий. Я запатентовал совершенно новый способ воспроизведения музыки. Это музыкальный формат будущего.

 

Звучит впечатляюще. Теперь люди имеют представление о том, чем вы занимались раньше и чем занимаетесь сейчас. Но давайте поговорим о Rammstein: вы помните тот момент, когда вы впервые услышали о них? Что вы думали о них?

 

О, я помню это очень хорошо. В то время Якоб был занят своей группой Clawfinger. Да, примерно в то время мы занимались разными проектами. У Якоба был Clawfinger, а я продюсировал группу под названием Amen. После того, как он закончил запись альбома с Clawfinger, он позвонил мне и сказал, что получил кассету из Германии. И он понятия не имел, что с ней делать. Он не говорил по-немецки, но почему-то он считал, что её стоит послушать. И он предложил мне встретиться и послушать вместе. Я подъехал к нему на машине, чтобы мы могли послушать кассету прямо в машине. И Якоб достал кассету с чёрно-белой обложкой. Уже тогда у них было нечто вроде логотипа, который в конце концов преобразился в то, что мы видим сегодня.

 

Мы послушали кассету и сошлись во мнении, что это действительно здорово. Это было нечто такое, чего мы никогда не слышали. Хотя мы и не поняли ни единого слова. Конечно, мы подозревали подвох в этом, потому как мы не понимали о чём они поют, о чём их тексты. Но мы, безусловно, захотели поработать с этим материалом.

 

Мы обратились к нашему общему другу-немцу, который занимается производством микрофонов. Он перевёл нам тексты на шведский. И объяснил нам, что это разновидность старого немецкого поэтического стиля. Мы прочитали тексты и подумали: "Окей, отлично. Подвоха нет". Это и был тот самый момент, когда я впервые услышал их. Мы понимали, что это имеет большое значение для немецкой группы и что нам предстоит большая работа, для которой нам следует объединиться. Это и стало отправной точкой для меня.

 

К сожалению, информации непосредственно о записи альбома не много. Не могли бы вы поделиться с нами деталями и подробностями?

 

Я могу рассказать вам весь процесс, шаг за шагом. Для начала мы прослушали все песни на кассете, просмотрели тексты и получили от них немного дополнительного материала. Затем мы вылетели в Берлин, где пробыли около трёх недель. Это было спустя два или три года с момента падения стены. И обстановка в то время была весьма странная. Я имею ввиду, что Восточный Берлин был всё таким же прежним Восточным Берлином. Было всё так же очевидно, где находилась стена. Прилавки магазинов только-только начали заполняться, а вот здания нуждались в ремонте выше первого этажа. До сих пор чувствовались ограничения Восточного Берлина. Мы остановились в отеле Berolina, в котором было полно дальнобойщиков и прочих грубиянов. У группы же репетиционная точка была в подвале, но где точно, я не помню.

 

Может в KNAACK?

 

Да, похоже на то.

 

И в подвале этого ночного клуба у них была репетиционная.

 

Да, надо было пройти через задний двор и спуститься вниз. Там было несколько комнат, и самая дальняя была репетиционной. Они начали собирать оборудование задолго до того, как пала стена, так как ребята играли в других группах. В то время было сложно найти усилители и тому подобное оборудование. Поэтому им приходилось идти на различного рода ухищрения, чтобы раздобыть денег на покупку всего необходимого.

 

Начался сложный период, ибо лишь один или двое из них могли немного говорить по-английски. Но этого хватало для работы. Плюс было очень много языка жестов в попытках донести ту или иную мысль. В Берлине мы потратили много времени на подготовку. Было много семплов и идей того, как создать определённый звук Rammstein. В то время они научили меня одному слову: они хотели, чтобы их музыка была "amtlich" (в данном случае это слово переводится как "тяжёлый" либо "энергичный"). Они пытались объяснить мне значение этого слова. И я думал, я понял их правильно, и мы запишем соответствующий звук. Это важно. Затем мы с Якобом вернулись в Стокгольм, чтобы продолжить приготовления. Там же мы сделали первые базовые записи, некоторые гитары, барабаны и бас. Мы сделали это в студии Polar, в которой записывалась группа ABBA.

 

Также здесь записывались Led Zeppelin. Это была легендарная студия, которая, к сожалению, вскоре была снесена. Мы провели в ней около двух недель, записывая аудио и выполняя много работы на компьютерах, семплируя гитары. Для последующих живых выступлений мы хотели, чтобы гитары звучали плотно и жестко.

 

Типичная гитарная сессия с Rammstein - это когда один из парней настраивает свою гитару и усилитель, готовясь выпить Schützenschnaps (это до сих пор является их ритуалом перед концертом. Видео этого ритуала вы можете видеть на DVD Völkerball). Затем мы с Якобом вернулись в нашу собственную студию, где сделали дополнительные записи. Мы записали семплы, гитарные наложения, выполнили большую часть электронной работы и, самое главное, записали вокал. На самом деле, именно Якоб тесно работал с Тиллем, записывая вокал. Я же больше занимался электроникой и программированием. Так что основная часть материала была записана в этих двух студиях. Может мы и делали кое-какие записи и в других местах. Я уже не помню точно.

 

Для каждого фаната всегда интересно узнать о материале, который группа не выпустила. Из промо-записи мы знаем, что была ещё одна песня под названием Feuerräder.

 

Я точно не помню эту песню, но название звучит знакомо.

 

После того, как мы закончили работу над альбомом, мы начали сводить его здесь же, в Стокгольме, в студии MFG. И тут мы оказались в тупике. Мы не смогли подобрать тот звук, который хотели. Мы взяли паузу на некоторое время, но мы сделали несколько миксов. Один из них может быть и на той промо-записи, я не знаю. Но затем, постепенно, всё свелось к тому, что альбом сводился в Голландии. На тот момент я закончил свою работу над альбомом, и Якоб продолжал сведение уже с другим парнем. У меня же появился другой проект.

 

Итак, первоначально сведённый материал, который был отклонён, был записан Якобом и вами, или только Якобом?

 

Это были мы с Якобом. Позже к нам присоединился Штефан Глауманн, который сводил большой объём материала. Но я не могу сказать, что этот материал отклонили. Это было больше похоже на попытки найти идеальное звучание. И мы сошлись во мнении, что мы не нашли его. Хотя цель, как должно звучать, была поставлена с самого начала и все были с ней согласны. И в конце концов они добились этого, альбом действительно стал "amtlich" хардкорным.

 

Говорят, что Рихард был единственным членом группы, который присутствовал при сведении альбома. Но он не был удовлетворён результатом и позвонил остальным ребятам. И они совместно приняли решение отдать материал Рональду Пренту для сведения.

 

Я не был свидетелем этой ситуации. Мы выполнили огромный объём работы, но не почувствовали удовлетворения. Получился классный альбом, и это главное. Дело не в том, кто и что делает в процессе записи. Главное, что в итоге мы получаем то, что хотели. Рональд Прент отлично поработал над альбомом. Мне нравится звук. И хотя мы и потратили около полугода на сведение его, было неплохо, что кто-то присоединился к работе со свежими идеями.

 

Были ли какие-либо моменты во время записи, о которых стоит упомянуть? Забавные истории или ситуации, в которых вы были злы на участников группы?

 

Да, во время нашей работы в Берлине произошло несколько интересных ситуаций. Они очень часто спорили друг с другом и довольно громко кричали друг на друга по-немецки, а мы не имели понятия, что вообще происходит. И самый рассерженный из них уходил в соседнюю комнату, где висела боксёрская груша. Вскоре он возвращался, и все снова брались за работу.

 

Также я припоминаю ещё одну интересную историю. В песне Du riechst so gut есть строчка "Der Wahnsinn". Мы как раз работали с материалом в нашей собственной студии. Обсуждая эту песню, мы сошлись на том, что мы хотим, чтобы эта строчка звучала словно из телефонной трубки. А происходило это задолго до эры мобильных телефонов. Конечно, мы могли бы наложить фильтры на строчку. Но нам хотелось именно телефонного звучания. Поэтому мы отправили одного из парней на местную станцию метро, чтобы он позвонил в студию из телефона-автомата. Это была середина зимы, но он решил не одеваться. На нём была лишь белая футболка, короткие штаны на подтяжках и ботинки. Он спустился на станцию, позвонил в студию, и мы приложили микрофон к трубке, чтобы записать. Он говорил "Der Wahnsinn". Но мы ответили: "Нет, нет, надо громче!". Тогда он начал орать "DER WAHNSINN", а мы каждый раз просили что-нибудь изменить. На протяжении трёх или четырёх минут мы записывали эту фразу, произнося её так и эдак. Но неожиданно звонок оборвался. Через некоторое время он вернулся и рассказал, что на станции сидел парень и был свидетелем этой ситуации. И он вызвал полицию: "Здесь стоит безумец, практически без одежды и кричит по-немецки. Он выглядит странно". Но в остальном процесс записи был очень серьёзным. Казалось, что многое зависит от того, как они себя ведут.

 

Вы когда-нибудь видели группу вживую?

 

На самом деле, видел я их лишь раз. Я точно не помню, в каком это было году, но это было в Стокгольме. И это было уже спустя какое-то время после моей работы с ними. Якоб сказал мне, что они приезжают в город. Я был потрясён. Это, конечно, был ещё не тот уровень, на котором они сейчас. Но всё шло к этому. Это как раз было тогда, когда у них был огромный металлический логотип Rammstein, который упал во время одного из концертов (случай во время исполнения песни Heirate mich, его можно увидеть на видеокассете Rammstein Life).

 

Это странная комбинация веселья, глубокомыслия и искренности. И это невозможно отрицать. Люди смотрят их выступление как спектакль или представление в цирке. Но смысл гораздо глубже. И это действительно здорово. Я знаю многих людей, которые связаны с музыкальной индустрией или, наоборот, совершенно не касаются этой сферы. Но они наблюдают за Rammstein на протяжении многих лет и просто потрясены этим прогрессом. А увидеть их выступление вживую - это тоже своего рода опыт.

 

Я заглядывал в студию в тот момент, когда они монтировали фильм. Якоб работал над ним, а я затем посмотрел его в кинотеатре. Это, действительно, стоящая вещь. Ему удалось отлично передать атмосферу происходящего. Это уже был совершенно другой уровень. У меня был подобный опыт. А ещё у меня были билеты на летнее шоу Rammstein.

 

Вы до сих пор общаетесь с группой? Следите за их карьерой? Или может слушаете их музыку?

 

Да, я внимательно слежу за ними. Они часть моей истории. А на стене в моей студии висит их платиновый альбом. Я впечатлён тем, как они работают. Они плывут против течения, и мне нравится это. Я до сих пор общаюсь с Якобом, и иногда мы говорим о Rammstein. Но лично я с ними не контактирую. Тилля же я видел 15 лет назад.

 

Спасибо вам за эту возможность встретиться и за то, что уделили нам время. Мы получили хорошее представление о том, как вы работали с группой!

 

Перевод: Татьяна Краузе, специально для seidbereit.ru и Rammstein | Энциклопедия

Редакция: @Doktor Flake

Источник:  herzeleid25.com

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Sign in to follow this  

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...