Jump to content
seidbereit forum
Sign in to follow this  
Doktor Flake

2020.09.25 - Интервью с Рональдом Прентом для RammWiki

Recommended Posts

У RammWiki появился шанс взять интервью у Карла-Микаэля Херлёфссона, который был со-продюсером наряду с Якобом Хеллнером, и у Рональда Прента, который занимался сведением альбома Herzeleid. Огромное им спасибо за то, что уделили нам время!

 

ronald-prent.jpg

 

Наше второе интервью с Рональдом Прентом. Он сводил альбом в Гамбурге.

 

Прежде всего, мы снова хотим поблагодарить вас за возможность взять у вас интервью.

 

Это не проблема. Правда сейчас моя жизнь, в связи с Covid, слегка суматошная. Но я рад заниматься тем, чем занимаюсь. Сейчас я работаю онлайн с несколькими клиентами по всему миру, которые, из-за пандемии, не могут приехать ко мне. Проблема в том, что у них сейчас есть достаточно времени, чтобы подумать, чтобы прослушать свой материал. И они могут мне написать одновременно о своих идеях и проблемах. Поэтому я разрываюсь между тремя клиентами в течение последних трёх дней. Это что-то типа Клиент: "Ты можешь это изменить?", Прент: "Да, конечно". И я занимаюсь этим, в то время как мне звонит другой клиент и говорит: "Я послушал. Можешь сделать так-то и так-то?". Да, это особенность моей работы. Это нормально, но суматошно.

 

Значит, у вас сейчас много работы.

 

Да, это так. И я думал, что у меня сегодня выходной.

 

Мы не украдём у вас много времени. Просто скажите нам, когда вам нужно идти и мы закончим. Основная причина нашего интервью в том, что в следующем месяце альбому Herzeleid исполняется 25 лет. И мы подумали, что было бы неплохо взять интервью у людей, которые причастны к выпуску альбома и работали с группой. Наша цель рассказать поклонникам о том, как велась работа над альбомом, как проходила запись и каково было работать с группой. Но прежде чем мы начнём наш разговор о Rammstein, не могли бы вы представиться, чтобы наши читатели узнали вас получше? Чем вы занимались в прошлом и что вы делаете сейчас?

 

Год назад я переехал из Голландии, где на протяжении последних 10 лет я был совладельцем студии Wisseloord. Я уехал вместе со своей женой Дарси Пропер, она мастеринг-инженер и удостоена премии Грэмми. Моя жена родом из Нью-Йорка, вот мы и переехали в Америку. Мы переехали в северную часть штата Нью-Йорк, где мой бывший клиент Джоуи Де Майо, основатель группы Manowar, купил старую школу с пристроенной к ней церковью и хотел построить там студию. Впоследствии эта студия стала единственной в Америке, сертифицированной для микширования в Dolby Atmos, Sony 360 и любом другом доступном в настоящее время формате, который обрабатывает более двух каналов звука. Вот этим я сейчас и занимаюсь.

 

Я начал свою карьеру 1 марта 1980 года в студии Wisseloord, в городе Хилверсюме, Голландия. Я начинал как помощник инженера, затем я стал инженером, начал путешествовать по миру и работать со многими метал-группами. В основном я работал в Европе, пару раз летал в Америку. В начале 90-х я перешёл работать в студию Galaxy в Бельгии, где проработал до 2010 года. Затем я вновь перебрался в Голландию. Я нашёл средства, чтобы выкупить студию Wisseloord и переоборудовать её так, как я хочу. Но сейчас я работаю в Америке.

 

Всё это звучит весьма впечатляюще. Но сейчас поговорим о Rammstein. Слышали ли вы о них до того, как они обратились к вам с просьбой свести их альбом?

 

Нет, не слышал.

 

То есть для вас это было нечто новое. Как они связались с вами и огласили свою просьбу?

 

Это забавная история. Я проводил свой отпуск на острове Крит в Греции. Кому-то из своих работников я оставил свой номер телефона, чтобы со мной можно было связаться. Ведь это было ещё задолго до мобильных телефонов. Каждый день мне приходилось проверять, не получил ли я сообщение. И однажды я его получил. Петра Хуземанн из Motor Music просила меня перезвонить ей. И я подумал, что это наверняка что-то важное, раз им удалось меня разыскать. Короче говоря, они сказали: "У нас есть группа Rammstein, они хотят, чтобы вы свели их альбом". На что я ответил: "Я не против, но я совершенно их не знаю". Они ответили: "Они потрясающие! Они действительно крутые и пишут новаторскую музыку. Тяжёлую музыку. И вам нужно свести её". Я ответил: "Хорошо, но я в отпуске". "Ничего страшного. Мы свяжемся с их продюсером. Он тоже проводит свой отпуск в Греции" - ответили мне. В разговоре с Якобом Хеллнером он рассказал, что группа недовольна итоговым результатом сведения, и они ищут кого-то, кто бы помог им найти тот звук, который они хотят. Вскоре мы встретились в Гамбурге чтобы понять, смогу ли я им помочь.

 

Да, мы знаем, что группа была недовольна первоначальным результатом сведения. А вы слушали этот вариант?

 

Нет. На самом деле и в случае с Rammstein, и в случае с любой другой группой, если они уже испробовали несколько вариантов сведения, а потом обратились ко мне, то я не слушаю неудачные варианты. Я просто спрошу у группы, чего они хотят, прежде чем начну работать. Если ты прослушаешь предыдущие неудачные варианты, то они засядут в твоей голове и будет сложно переключиться. А с такой прогрессивной группой, как Rammstein, нужно быть открытым для всех вариантов.

 

В процессе сведения группа присутствовала в полном составе?

 

Да, на протяжении всего времени. Но они абсолютно не мешали работе.

 

Ваше первое впечатление о группе?

 

Вы про людей или про музыку?

 

И то, и то.

 

Их музыка была действительно крутой. Ничего подобного я не слышал раньше. Мне очень понравился вокал Тилля и нравится мне до сих пор. Сочетание текстов, музыки и вокала, действительно, уникально. Что касается участников, у каждого свой характер. И они, на самом деле, классные ребята. В студии они совершенно другие, нежели на сцене. Rammstein это их альтер эго. Так можно сказать про многие группы, что, на мой взгляд, здорово. Они были очень сплочёнными как группа в поисках того самого желанного звука для их альбома.

 

Мы потратили несколько дней на первую песню, чтобы получше узнать друг друга и понять, какой звук они хотят. Они переслушивали несколько раз наш первый микс, выходили на улицу, чтобы обсудить. Мы попросили группу быть максимально честными и открытыми, чтобы не было недопониманий. Они обсуждали, затем возвращались и говорили что-то типа: "Звук хорош, но это не Rammstein". Я их спросил: "А что же тогда Rammstein?". На что они ответили честно: "Мы, правда, не знаем. Но это не то. Не могли бы вы попробовать ещё какие-нибудь варианты?". И мы вновь пробовали. Это было так давно, и я уже не помню точно. Но мы сделали пять или семь версий одной песни. На каждый вариант у них был один ответ: "Это круто, но это не Rammstein". Однажды они спросили, могу ли я свести так, чтобы они звучали как Bon Jovi. Я сказал, что это не совсем тот звук, который они ищут. Но они настояли. И когда они прослушали и этот вариант, вновь сошлись во мнении, что это не Rammstein. И, по большому счёту, я был с ними согласен.

 

В какой-то момент у меня появилась совершенно новая идея. Я решил воплотить её в жизнь и посмотреть, что получится. Я применил особый вид сжатия, чтобы получить действительно агрессивный звук. Затем наложил вокал с небольшой долей реверберации, которая нравилась Тиллю. На следующий день ребята прослушали этот вариант. В первый момент они притихли, затем попросили послушать ещё раз, но с более громким вокалом. После очередного прослушивания группа удалилась для обсуждения. Мы с Якобом подумали в тот момент: "О нет, а что если и это им не понравится?". Но они вернулись и сказали: "Это Rammstein! Это то, что мы искали. И это то, что мы есть". Это стало звучанием Rammstein на последующих двух или трёх альбомах. Таким образом мы свели все песни, одну за другой. Группа слушала, выходила на обсуждение, иногда на целый час, затем они возвращались и говорили, что бы они поменяли. Но в целом они были довольны.

 

Когда группа пришла к вам в студию, были ли они готовы, чтобы начать сведение или же они понятия не имели, что им предстоит делать?

 

Они были полностью уверены в том, какой звук они не хотят слышать. Когда вы ищите звук, вы не имеете представления, каким он должен быть до тех пор, пока вы его не отыщете. Мы встретились, они попытались объяснить, чего они хотят, и мы искали этот звук, микшируя то так, то эдак. Мне кажется, что не имеет значения, знаете ли вы, чего хотите или же нет. Потому как каждый вариант подвергался изменениям. Иногда даже менялось то, как они играли на своих инструментах. Например, Якоб и Флаке перепрограммировали клавишные, после того, как звук был найден. По мне, так это совершенно нормальные вещи в процессе сведения.

 

Были ли в процессе сведения какие-либо серьёзные проблемы, которые вам пришлось преодолеть? Или же всё проходило гладко?

 

Как только мы нашли нужное звучание, всё пошло как по маслу. Правда, для каждой песни они хотели чего-то особенного. Но это нельзя назвать проблемами или трудностями. Самым сложным было найти "звучание Rammstein". Это заняло почти неделю. Это было вызовом в моей работе. Но это неплохо.

 

Как долго длилось сведение с момента, когда вы нашли звук и до финальной фразы "Мы сделали это. Альбом готов"?

 

Это заняло 18 или 20 дней. Я помню, что я пробыл в Гамбурге 3 недели.

 

Поклонникам всегда интересно узнать о песнях, которые не вошли в альбом. Вы помните какие-либо песни, которые они не выпустили?

 

Нет, мы свели весь материал, который они записали. И я не знаю, что вошло в альбом, а что нет. У меня не осталось того материала. Мне не разрешалось хранить даже кассеты. Мы очень чётко обговорили эти моменты. У меня нет даже документации по этому микшированию. Всё это осталось в архивах.

 

Надеемся, не в том архиве, который сгорел.

 

О, я не знаю. Что-то сгорело?

 

Да, где-то в США сгорел архив, в котором хранились тысячи копий мастер-лент. И всё это было уничтожено.

 

Нет, все материалы Rammstein находятся в Гамбурге либо Берлине. И, мне кажется, мы свели все песни, которые вошли в альбом.

 

Мы спрашиваем потому, что есть промо-кассета с девятью песнями с черновыми и готовыми миксами. И там есть песня под названием Feuerräder, которой нет на альбоме. Они её перезаписали, или это демо годичной давности? Мы не знаем точного ответа на этот вопрос.

 

Если честно, я тоже не знаю. Единственный, кто может дать ответ, это Якоб.

 

Мы спрашивали его о возможности взять интервью, но он отказал, сославшись на то, что дал уже интервью лейблу для менеджмента. Поэтому у нас нет возможности задать ему этот вопрос.

 

Действительно?

 

Также мы взяли интервью у Карла-Микаэля Херлёфссона. Но он тоже не в курсе.

 

Единственный, кто может знать, это Якоб. Он всегда был рядом. Именно он накладывал на музыку все идеи песен, которые были у группы. И я считаю, что это заслуга именно Якоба в том, что все песни стали отличными треками на первых двух альбомах. Группа может писать отличные песни, но ей нужен хороший продюсер.

 

Значит, именно он делал аранжировки песен.

 

Я думаю да, это моё мнение, но я могу ошибаться. Это был крепкий союз между ним и группой. Совместно они создали отличный материал. Группа писала песни, а Якоб доводил это всё до ума.

 

Что ж, вы уже ответили на некоторые вопросы, которые мы хотели задать. А как вы ладили с группой? Были ли это дружеские отношения или всё же держали рабочую дистанцию?

 

И да, и нет. Они мне все понравились. Я восхищаюсь их музыкальным мастерством. В стенах студии это просто обычные ребята, как мы с вами, которые хотят делать качественную музыку. Каждая их идея ценна, а их мнения не стоит воспринимать на свой счёт.

 

Тилль - поэт, дипломированный пиротехник, великолепный вокалист, и он пишет отличные стихи. Барабанщик же совершенно другой. Флаке мы называли "Профессор", потому что у него всегда была масса идей. Оба гитариста великолепны, потому как они вживую играют именно то, что мы слышим на записи.

 

И последнее. Были ли какие либо забавные случаи? Или может вас что-то особенно впечатлило в работе с ними?

 

Я считаю, что это должно остаться с группой. Лишь им решать, хотят они поделиться этим с миром, или же нет. Я не могу вспомнить ничего плохого. Лишь то, что нам нужно было много работать, чтобы найти тот самый звук. Но это было не проблемой, а вызовом. И мне это понравилось.

 

Понимаю. На этом всё. Еще раз спасибо, что уделили нам время.

 

Без проблем. Вы документируете историю.

 

Перевод: Татьяна Краузе, специально для seidbereit.ru и Rammstein | Энциклопедия

Редакция: @Doktor Flake

Источник:  herzeleid25.com

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Sign in to follow this  

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...