Jump to content
seidbereit forum

Search the Community

Showing results for tags '2008'.



More search options

  • Search By Tags

    Type tags separated by commas.
  • Search By Author

Content Type


Forums

  • Rammstein
    • Band
    • Gallery
    • Video
    • Audio
  • Lindemann
    • Band
    • Gallery
    • Video
    • Audio
  • Emigrate
    • Band
  • Oomph!
    • Band
    • Gallery
    • Media
  • La Musica
    • All about music
    • Artists & bands
  • Communication
    • About everything
    • Philosophical section
    • Games
    • Sport
    • Computer section
    • Hobbies

Blogs

  • News & Updates
  • Мой бьюти-блог
  • (Не)интересное о Rammstein
  • Авито
  • Онлайн казино как способ заработка
  • Аджасандали

Find results in...

Find results that contain...


Date Created

  • Start

    End


Last Updated

  • Start

    End


Filter by number of...

Joined

  • Start

    End


Group


About Me

Found 7 results

  1. Рихард Круспе Rammstein, Emigrate Рихард Круспе, неутомимый творец, ежедневно упражняется в написании музыки. Сейчас он одновременно работает над новым альбомом для Rammstein и вторым альбомом Emigrate. Для нашего интервью музыкант уделил немного времени и рассказал множество интересностей о себе. Для начала расскажи, в какой среде ты вырос? До семнадцати лет я жил в крошечной деревушке Вайсен (Weisen). У меня было замечательное, милое детство: природа, собак и кошек полный дом, большая семья, брат и сестрёнка. А потом всё пошло наперекосяк: мои родители развелись. Отец исчез из моей жизни, а я сам очень скоро оказался в Шверине, в доме моего отчима, с которым я не мог поладить. Любой конфликт между нами перерастал в побой. Порой мне приходилось оставаться на ночь у друга или, ещё хуже, спать на скамейках в парке, а полиция тем временем рыскала по городу в поисках меня. Когда же мне представилась возможность уехать куда-нибудь из города на учёбу, я не преминул ею воспользоваться, и отбыл из Шверина в город Хагенау (Hagenau). Кроме огромной армейской базы там, в сущности, ничего больше и не было, делать было нечего, и я от скуки занялся гитарой: играл два года к ряду в любой свободный момент. Оглядываясь назад, я вынужден признать, что при всём недопонимании, что было между мной и отчимом, он смог привить мне одну очень важную для музыканта черту: дисциплинированность. Сочинять надо каждый день, не расслабляясь – для меня это очень важно. Где тебе нравится жить? Сейчас я разрываюсь между Берлином и Нью-Йорком, и мне нравится так жить. Нью-Йорк питает меня своей безумной энергией. А вот отношения с Берлином у меня всегда были сложные. Это очень холодный, мрачный город; помню, когда я приехал в Берлин впервые, я был поражён этим. Сейчас, слава богу, что-то изменилось – думаю, это связанно с появлением в восточной части города турок. Хотя любое смешение национальностей даёт такой позитивный результат. Жить становится веселее. А вообще, мне бы хотелось пожить в Кейптауне: там с одной стороны горы, с другой - два океана. Мне кажется, там очень открытые и дружелюбные люди, и солнце светит как-то по-особому, так, как я люблю. Я бы сто лет там жил и каждый вечер смотрел бы на закат. В школе ты был весельчаком или драчуном? Я был невыносимым хулиганом в школе – это точно! Часто дрался? Это да! Между десятью и четырнадцатью годами я часто попадал в ситуации, когда... ну… нужно было защищаться. Когда я стал заниматься борьбой, меня научили управлять агрессией и злобой. Я тренировался пять дней в неделю, а на выходных у меня были соревнования. К сожалению, я был слишком неуправляемым, для победы не хватало терпения. Я как Тайсон – просто хотел одолеть противника физически. А родители тобой гордятся? Думаю, мой настоящий отец очень мной гордится. Матери всегда хотелось, чтобы я занялся чем-то другим, но сейчас всё ок: она не против того, что я зарабатываю на жизнь музыкой. Главное тут уже не то, чем я занимаюсь, а то, что моё дело меня прославило. Для послевоенного поколения, к которому относятся мои родители, самой важной стороной этого вопроса является, конечно, материальная. А что именно для тебя значат деньги? Ну, по большому счёту, деньги – это всего лишь возможность быть свободным и заниматься тем, чем хочется. Для меня деньги – это независимость. Хотя, конечно, к хорошему быстро привыкаешь: к некоторой роскоши, особому стилю жизни… Когда я заработал первые большие деньги с Rammstein, я думал: «Во он – рай на земле! И больше чем есть у меня в данный момент, мне не нужно». Сейчас, когда я живу на два дома, на два города, и часто летаю с места на место, мне нужно гораздо больше денег, чем тогда. Как ты для себя определяешь, что такое успех? Успех можно понимать по-разному. Я получил много положительных отзывов об Emigrate, продажи сольного альбома тоже довольно высоки, он вышел в Америке и даже в Австралии, и я могу назвать это успехом. Но по сравнению с миллионами проданных пластинок Rammstein, успех Emigrate – это ничто. Расскажи о своей самой ужасной работе? Хуже всего было работать мойщиком окон, потому что я страшно боюсь высоты (смеётся). Два года я работал дальнобойщиком, но после аварии у меня отобрали права. Тогда фирма, нанявшая меня, решила, что раз так, то я буду мыть окна на Шверинской телебашне – ужас! Мне ничего не оставалось, как забрать свои манатки и сказать «See you later!». Чтобы хоть как-то сводить концы с концами, я продавал самодельную обувь. Сам делал тапки и продавал их потом. Слава богу, хоть руки у меня растут из нужного места, да и к тому же, когда голод берёт за горло, я становлюсь неожиданно изобретательным. Кроме этого я в молодости учился на повара, но это слишком тяжёлый труд для меня. И дело даже не в замкнутости кухни, не в том, что ты целый день вертишься в одиночестве, а ещё и в том, что постоянно находишься в духоте и жару, которые идут от раскалённой плиты. Ну, я бы не сказал, что раммштайновская пиротехника прохладнее… Ну да! (смеётся) Вообще, по-моему, у кулинарии и музыки много общего. Я всегда готовлю не по рецептам. Просто хватаю всё, что есть и стараюсь сделать что-нибудь вкусненькое. Правда, иногда некоторые ингредиенты оказываются не очень сочитаемыми, но это тоже поправимо. Нужно просто запоминать, что к чему, и через некоторое время у тебя сам собой выработается что-то вроде инстинкта. Точно так же всё происходит, когда сочиняешь музыку. Чем бы ты занялся, если бы перестал быть музыкантом? Хм, хороший вопрос! Я бы, наверное, продюссировал какую-нибудь группу – занимался бы музыкой по ту сторону сцены. Ещё я с удовольствием пишу и размышляю. Думаю, из меня бы получился неплохой сценарист. А сыграть ты бы смог? Есть ли у тебя какая-нибудь роль на примете, которую бы ты сыграл? Я безумно люблю двух кино персонажей: Таксиста* и Леона. А кроме того мне по душе гангстерские фильмы, вроде «Славных парней» и «Бешенных псов». То есть твой персонаж – это скорее отшельник или злодей, нежели супер-герой, так? Точно! Они интереснее и глубже. После съёмок эротической сцены для клипа, я могу представить себе даже, как бы я играл в картине ту же роль, что была в клипе. Перед съёмками я себе места не находил, очень переживал, но вот мы начали снимать, и чем дольше мы работали, тем больше мне всё это нравилось. Но прошу заметить: это эротика, а не порнография! А ты бы разделся для “Playgirl”? Сейчас уже вряд ли (смеётся). Думаю, да и раньше я бы этого не сделал. Дома я часто хожу голый, но я не настолько эксгибиционист, чтобы раздеться для такого журнала. Значит, дома ты ходишь голый… Да, и мне кажется, в этом есть что-то восточно-германское. Когда в моей Нью-Йоркской квартире зазвонил дверной звонок, и я открыл входную дверь, стоя перед ней нагишом (это было утром, я лежал в постели со своей женой), она была просто шокирована этим. Непристойный восточный немец и щепетильная американка – столкновение миров! (смеётся) Ты самовлюблён? К сожалению, да. Мне хотелось бы научиться здраво себя оценивать, поскольку моё тщеславие действует на меня разрушающе. Но я работаю над собой, и с годами даже наблюдаю сдвиги с мёртвой точки: по крайней мере, старость учит смиряться с самим собой, с физическим дряхлением… Но ведь теоретически можно избежать этого «примирения», воспользовавшись услугами хирурга. Или пластика не для тебя? Нет, это определённо не для меня, но против пластической хирургии я ничего не имею. Если ты несчастлив в своём теле, и операция способна принести тебе удовлетворение, то почему бы и нет. Хотя, тут очень сложно удержаться и не переборщить (это же касается и любителей татуировок). В конце концов тело с имплантантами всегда выглядит немного странно. О странностях: расскажи-ка о своём самом безумном поступке. Самый безумный поступок в моей жизни сделал не я, а моя женщина. На второй день нашего знакомства она ответила «да» на предложение выйти за меня замуж. Но это уже история… А какие женщины тебе нравятся, кто твой идеал? Ну, у меня, как почти у всех людей, есть свой, вполне конкретный, идеал. В любых отношениях важно, чтобы человек тебе подходил, и чтобы помогал двигаться вперёд, совершенствоваться. Ты инстинктивно ищешь человека, способного на конкретную помощь тебе. Чтобы отношения складывались правильно, важно ещё соблюдать равновесие между страстью и дружбой – если что-то перевесит, отношения могут разбиться. А что ты думаешь о группис? Ну, это часть реальности. Общение звёзд и группис напоминают игру. Конечно, на самом деле никаких отношений между группис и звездами быть не может, всё это лишь иллюзия, но её нельзя разрушать. Лично меня группис не привлекают по одной причине: я привык сам добиваться женщины. Но в их безумном любовании звездой есть что-то чарующее… Веришь в бога? Верю, но по-своему, не так, как это подразумевает церковный канон. Я верю в божественную справедливость. Ещё я немного по-женски отношусь к астрологии, особенно когда дело касается оценки новых людей. Естественно, в гороскопы и прочую ерунду я не верю. Астрология, хоть и не наука сама по себе, но подчиняется всё-таки законам математики, там всё высчитывается, и с числами не поспоришь. А в глупости со знаками зодиака, которые можно найти в любом еженедельнике с программой передач, я не верю. Смог бы прожить без телевизора? Нет! У меня в Нью-Йоркской квартире в спальне стоит огромный проектор, и я больше всего люблю валяться в постели, курить и смотреть кино. Это единственное, кроме секса, конечно, что позволяет мне забыть обо всём на свете. То есть читать ты не любишь? Раньше я очень много читал, но сейчас, честно говоря, одолевает лень. Даже в самолёте я предпочитаю книжке большой экран. Просто для меня это привлекательней. Но, несмотря на это, сейчас я читаю с удовольствием «Нью-Йоркскую трилогию» Пола Остера. Какое изобретение человечества, по-твоему, самое важное? Каждая эпоха приносит свои великие открытия и изобретения. Наше принесло интернет – Это, наверное, самое важное изобретение. До этого самым важным (на мой взгляд) было изобретение электричества, поскольку благодаря нему появился и искусственные свет и телевидение и, конечно, моя электрогитара. Если бы тебе дали машину времени, куда бы ты отправился? Наверное, во времена рыцарей-меченосцев. Я бы с радость побыл бы тамплиером веке эдак в одиннадцатом. Это очень притягательный для меня момент истории, и я много о нём знаю, поэтому проблема выбора места и времени для путешествия для меня не стоит. Да и потом, мне безумно хотелось бы почувствовать, как и чем жили люди в те времена, почувствовать ту жизнь. У тебя есть фобии? Как я уже говорил, я боюсь высоты, а ещё я боюсь змей. Когда ты в последний раз плакал? Поймали вы меня! Проблема в том, что я не умею плакать. Это не очень хорошо, поскольку слёзы помогают избавиться от страдания. Может быть, поэтому музыка так важна для меня: она за место слёз спасает меня от горя. Примечания: *Герой фильма «Taxi Driver» Мартина Скорсезе, которого играет Роберт Де Ниро. Marcus Schleutermann RockHard No. 256 // Перевод DSHF // Copyright by Rammstein.ru
×
×
  • Create New...