Jump to content
seidbereit forum

Incarnia

Administrators
  • Content Count

    1294
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    12

Incarnia last won the day on December 7

Incarnia had the most liked content!

1 Follower

About Incarnia

  • Rank
    Ветенар
  • Birthday 03/24/1991

Recent Profile Visitors

3960 profile views
  1. @popaduba поздравляю тебя с днём рождения. Желаю счастья, здоровья и успехов в твоих начинаниях.
  2. "Здравствуйте, меня зовут Тилль Линдеманн. Я из Германии, и я очень плохо говорю по-английски". Два из этих трех утверждений верны. Вещатель действительно Тилль Линдеманн, певец, наиболее известный как фронтмен индастриал-металл пироманов Rammstein. То, что он из Германии тоже верно. Но Тилль скромничает по поводу своего английского, в конце концов, он не так уж и плох. Пока я беседовал с творческим партнером Линдеманна, Петером Тэгтгреном (фронтменом Hypocrisy и Pain) о их совместном проекте, в разговор неожиданно ворвался фронтмен Rammstein и сердечно присоединился к нам, используя своё фирменное сногсшибательное обаяние. Я разговаривал с Тиллем и Тэгтгреном через видеомост, когда они были в России, во время их длительных съемок видео. Они дали интервью в преддверии выхода F & M, превосходного второго альбома их совместного проекта Lindemann. Эта эклектичная коллекция неотразимых песен, включающая в себя металл, индастриал, техно, хип-хоп, классику и даже танго, смешивает уникальные творческие видения двух артистов в нечто необыкновенно увлекательное и отличное от их основных проектов. Хотя Lindemann может считаться сайд-проектом для обоих его членов, это все еще большая работа. "У нас довольно жестокий график", - весело объясняет Тэгтгрен о повестке дня перед выпуском альбома. Конференц-зал отеля, из которого они звонили, переполнен людьми, а связь между Россией и Америкой довольно сомнительная. Тэгтгрен отметил: "Мы стараемся сбалансировать весь процесс… Мы всегда должны контролировать всё, что происходит вокруг нас". Дуэт заботится обо всём, что касается проекта Lindemann, но у них есть небольшое разделения труда. Тэгтгрен фокусируется на музыкальной составляющей, в то время как Тилль направляет свой острый взгляд на визуальную эстетику группы, от фотографии и дизайна до их умопомрачительно сюрреалистических музыкальных клипов, самым последним из которых является чрезвычайно кровавый и сексуально откровенный клип Knebel. В интернете он лишь раз транслировался в своем оригинальном варианте, затем была выложена зацензуренная версия. Хотя роли Тилля и Тэгтгрена в группе разделены, они оба очень скрупулёзно рассказывают о Lindemann, чтобы передать чувство глубокого партнерства, охватывающего каждый аспект группы. Проект может показаться сольным предприятием из-за его названия, но это совсем не так. Чувство партнерства в дуэте интуитивно проявляется в том, как они общаются друг с другом: у них по дружески веселая, непринуждённая энергия в общении, с которой они рассуждают о только что закончившейся изнурительной съемке, а также о их долгой совместной истории. Они рассказывают об этой истории, мрачности альбома F & M, их запутанных видео и удивительных музыкальных влияниях, а также многом другом в нашем интервью. — Между тем моментом, когда вы задумали этот проект, и вашим фактическим первым релизом Skills in Pills в 2015 году, был 13-летний разрыв. Что это за задержка? Петер Тэгтгрен: — Мы оба были заняты с нашими группами. Мы всегда хотели сделать что-то вместе, но время никогда не было на нашей стороне вплоть до 2013 года. — Вы не думаете, что сейчас поймав определённый темп и выпустив два альбома за пять лет, вы можете выпускать релизы с большей частотой? Петер Тэгтгрен: — Это сложный вопрос. Наши основные группы по-прежнему для нас в приоритете, но мы стараемся работать незаметно, когда есть время и когда есть вдохновение. Я имею ввиду, что у нас всегда есть определенное вдохновение, но мы должны иметь спокойный рассудок, чтобы действительно сосредоточиться на всём. Однако, когда мы начинаем работать, то продвигаемся очень быстро. — Ребят, а где вы находите идеи для музыкальных клипов Lindemann? Тилль Линдеманн: — Чаще всего они приходят вместе с песней, то есть содержание песни может вызвать некоторые идеи — странные идеи. Иногда мы можем использовать противоположную идею клипа относительно смысла песни, чтобы создать некоторые трения. Но в основном идеи приходят из музыки … и благодаря сумасшедшему режиссеру. — Тексты песен с альбома Skills in Pills написаны на английском языке. На новом альбоме уже немецкая лирика. Как так получилось? Тилль Линдеманн: — Мы выпустили первый альбом на английском языке, потому что мы не хотели сталкивать его с Rammstein. Вы знаете, что альбом звучит похоже на Rammstein, по крайней мере, немного. И чтобы отвести мой соло проект подальше, я сделал альбом на английском языке. В конце концов, это совсем другое дело, но теперь мы начали записывать наш театральный проект на немецком языке. Мы сделали музыку для театрального проекта под названием "Гензель и Гретель", как у Братьев Гримм, это очень современная пьеса в Гамбурге. Очень необычная, очень современная с проекциями на заднем фоне… Нас попросили написать к пьесе три песни, и в итоге получилось пять. Так что наш мини-альбом был почти закончен, так всё завертелось, и мы решили написать еще больше песен. Это был очень творческий процесс! В то время я работал над несколькими песнями, и Петер тоже писал. Короче говоря, все началось с театрального проекта, потом мы помешались на хип-хопе, потом написали колыбельную, а также танго … в конце концов, мы сошли с ума на креативе. — Вы никогда не думали написать песню на каких-нибудь других языках? Тилль Линдеманн: — Определённо я хотел бы сделать действительно классную испанскую песню. Предстоящая мечта - сделать песню на русском, её мы можем записать уже очень скоро. — Я не говорю по немецки, но я попытался найти некоторые переводы песни Steh Auf, чтобы понять историю, которую вы повествуете. Не могли бы вы рассказать о ней? Тилль Линдеманн: — У каждого есть свои интерпретации песен, ну вы знаете, смыслы и тому подобное. Люди придумывают очень странные идеи касательно этой песни. Но я расскажу вам о её смысле. Песня о ребенке, который просыпается рядом со своей скончавшейся от передозировки матерью, поэтому я пою: "Мама, встань, пожалуйста. Снаружи воздушные змеи в небе, цирк приехал в город, давайте выйдем! Сегодня солнечный день. Я хочу повеселиться"! Но ее глаза широко открыты — она уже умерла от передозировки. У нее на руках червоточины. Призыв "вставай" (Steh Auf) звучит действительно сильно, и в этот момент вы понимаете суть… — Это действительно очень мрачно, и кажется, что именно эта мрачная стилистика выделяет альбом на фоне предыдущего, включая менее очевидный юмор. Это был естественный сдвиг для вас? Петер Тэгтгрен: — Я думаю, что все произошло естественным образом. Мы никогда не планируем идею текстов и музыки, это просто зависит от того, в каком настроении вы находитесь. Очень трудно проснуться однажды утром и сказать: "Сегодня я собираюсь написать что-нибудь о бла-бла-бла". Всё просто приходит само собой, и вы думаете: "Мне нужно это использовать". Мрачнее ли этот альбом, чем предыдущий? Я не знаю. Да, может быть. Я бы сказал на предыдущем альбоме было немного больше юмора. Тилль Линдеманн: — Да, у нас были более забавные кульминации, такие как золотой дождь и всё такое. — Почему для вас так важно добавлять юмор в песни? Тилль Линдеманн: — Ну, это зависит от ситуации. Конечно, время, когда мы писали первый альбом, было совершенно другим, чем то, в котором мы живем сейчас. Мы становимся старше, у нас есть иной опыт, люди вокруг нас другие. Я думаю, что со временем темы, которые вы освещаете, меняются, потому что ваша жизнь изменилась, она переходит от чего-то одного к чему-то другому. Когда я слушаю первые песни, которые я написал в Rammstein, я улыбаюсь, потому что темы того времени были такими глупыми. Но, знаете ли, мы развиваемся. Жизнь меняется. Я думаю, что сейчас мы стали лучше… Петер Тэгтгрен: — Да! Тилль Линдеманн: — Сейчас у нас больше профессионализма, и мы добились большого прогресса. Петер Тэгтгрен: — К тому же мы не печёмся за успех проекта. Мы просто сидим и пишем, и мы не думаем о том, что "о, это будут слушать тысячи и тысячи людей" или что-то в этом роде. Мы просто думаем о том, как это хорошо или круто, о том что это приносит нам, о том, что мы тащимся от этого. — И правда. А вы пишите музыку, сидя в одной комнате, или раздельно и только потом собираетесь? Тилль Линдеманн: — Петер присылает мне файлы, я сажусь и пытаюсь вытащить какие-то идеи из этого материала, какое-то вдохновение. Я бы сказал, что в 60-70-ти процентах случаев я слушаю инструментальную часть и пытаюсь написать к ней какую-то лирику. В большинстве случаев я пишу подходящие тексты, затем прихожу в студию Петера, и мы всё сводим. Затем мы переходим к аранжировке, подбираем партии припева и мелодии. Это довольно длительный процесс, но мы хорошо готовимся. Так как это работа на расстоянии, я хорошо готовлюсь перед тем как ехать в студию в Швеции. Петер Тэгтгрен: — Мы всё время общаемся, а затем мы начинаем отправлять друг другу файлы. Иногда он присылает мне файлы, как он поёт в ванной, тогда я включаю его запись и начинаю писать музыку вокруг неё. Мы посылаем материал туда и обратно, много обсуждаем его, затем мы подготавливаем его настолько хорошо, насколько только можем, и тогда, наконец, мы идём в студию, чтобы создать настоящие записи, и мы уже знаем, что делать. Мы очень хорошо подготовлены. — Вы оба начинали как барабанщики. Как вы думаете, это помогло вашему сотрудничеству? Петер Тэгтгрен: — Ну, у нас у обоих хорошее чувство ритма, так как мы оба барабанщики. Я думаю, что это помогает! Мы всегда пытаемся сделать материал более ритмичным. Тилль Линдеманн: — Я уже давно не играю на барабанах, но мы все время сидим и киваем головами… Затем мы смотрим все изображения, особенно для видео, как будто мы работаем в ритме. Иногда очень трудно ладить с видеорежиссерами, потому что они хотят показать фотографии и изображения, в то время как мы работаем с ритмом. — Как вы думаете, вы когда-нибудь приедете в составе Lindemann в США? Петер Тэгтгрен: — Никогда не говори "никогда", вы же знаете. Мы начинаем европейский тур в начале февраля, также поедем в Россию и в Украину, в Киев. Тилль Линдеманн: — У нас сейчас очень жесткий график, например, съемки видео. Мы сделали уже три видео за эти выходные, после этого сделаем ещё одно, а затем мы также будем работать над рекламными акциями. После этого мы пойдём на репетицию, чтобы собрать группу вместе и начать репетировать музыку, включая старые записи, подготовим правильное световое шоу и настроим сцену. В конце января мы отправляемся в европейское турне, заскочив ненадолго в Россию, но потом мы возвращаемся на фестивали. Следующий год полностью забронирован, но после… Кто знает? Мы бы с удовольствием приехали. Мы любим американскую публику. — Какими были ваши шоу до этого момента? Петер Тэгтгрен: — Мы провели своего рода разогревочный тур по России и Украине, 10 концертов или что-то в этом роде, просто чтобы начать чувствовать, черт возьми, что мы делаем. Так что теперь мы собираемся усовершенствовать шоу, перенастроить его, а затем показать большой толпе. Может быть, и не будет спроса! Может быть, мы все еще будем играем для маленькой горстки людей в клубе, никогда точно не знаешь. Хотя мы еще не знаем, но мы надеемся, что всё будет хорошо. Мы вкладываем много усилий во многие визуальные составляющие, плюс свет и атмосфера. Мы никогда не сможем сделать что-то подобное Rammstein, понимаете? Мы сделаем всё по-другому. — Я полагаю, что вы совсем не будете использовать огонь? Петер Тэгтгрен: — Нет, никакого огня. Я думаю, что они (Rammstein) являются экспертами в этом вопросе, и так и должно быть. Тилль Линдеманн: — Нет, нет, я думаю, что эта часть шоу для других групп. Это должно быть непосредственно, как хардкорный рок-н-ролл. — Кажется, что на вашу новую пластинку сильно повлияла танцевальная музыка. Я уже представляю, как слушаю трек Steh auf в клубе и танцую под него. Петер Тэгтгрен: — Если вы можете танцевать под Steh Auf, то на пластинке есть еще несколько песен, под которые вы тоже сможете танцевать. Альбом очень разнообразен, в нём столько разных оттенков. Тилль Линдеманн: — Да, там много хип-хопа, также танго … — Вы слушаете много хип-хопа? Тилль Линдеманн: — Иногда. Вы не можете избежать его! Хип-хоп есть везде: на всех музыкальных станциях, радио и телевидении. Он повсюду. Я не большой поклонник хип-хопа, но я уважаю все жанры музыки, и некоторые из них действительно крутые. Например, даже если музыка не в моем вкусе, я всё равно слушаю аранжировки, я слушаю звуки и последовательности, мне нравятся брейк-биты. Вы можете многому научиться у хип-хопа и рэпа и перенести эти методы в хэви-метал и рок-музыку. Если ваши уши готовы слушать, а разум открыт, вы можете многому научиться. Многие люди говорят: "Я ненавижу это" или "я даже не хочу это слушать", но я думаю, что это большая ошибка. Вы можете многому научиться. Эти ребята очень много работают. — У меня только один вопрос к Тиллю, вы не обязаны на него отвечать, но этим летом появились заголовки о том, что вы сломали парню нос за грубость по отношению к вашей подруге. Это правда? Петер Тэгтгрен: [Смеётся] — Это сейчас расследуется! Тилль Линдеманн: — Адвокат уже ждет меня, но … да тот парень был грубым мудаком, и довёл до слёз подругу моего друга. Но это же всё жёлтая пресса. Перевод: Данила Маркелов https://revolvermag.com/music/lindemann-new-album-dark-lyrics-hip-hop-fairy-tales-and-broken-noses
  3. 04.02.2020 Hannover · Swiss Life Hall 06.02.2020 Köln · Palladium 08.02.2020 Wien · Gasometer 10.02.2020 Prag · o2 Universum 12.02.2020 Offenbach · Stadthalle 14.02.2020 Leipzig · Haus Auensee 17.02.2020 München · Zenith 19.02.2020 Zürich · Halle 622 21.02.2020 Paris · La Cigale 23.02.2020 London · o2 Forum Kentish Town 27.02.2020 Stockholm · Münchenbryggeriet 29.02.2020 Helsinki · Black Box, Jäähalli
  4. @popaduba ну что, теперь у нас типа свой сервер.
  5. RAMMSTEIN Сконцентрироваться на главном Заголовок нового альбома Rammstein так же лаконичен, как и обложка: спичка. Этим всё сказано. Группа, знаменитая своим огненным концертным шоу, вернулась с новым материалом, воспламенившим чувства фанатов с новой силой. Альбом занял первое место в чартах 14 стран, тем самым подтвердив впечатляющий статус, который этот секстет уже имел. Новая простота также сигнализирует об отточенном художественном самоопределении. Когда гитарист Рихард Круспе сказал, что предшествующий альбом «Liebe ist für alle da» не является самым тяжелым альбомом группы, можно было согласиться с этим, или же нет: несомненно, что этот альбом создавался под влиянием совершенно иных факторов, чем «Rammstein» . Пауль Ландерс описал трудности начала работы как следствие возрастающей отдалённости: «Существует творческая и нетворческая напряжённость. Мы должны были срочно сломать стену, которая выросла между отдельными музыкантами». Существовала опасность попусту растратить энергию на множество незавершённых идей. «В общем и целом у нас было от 40 до 50 идей»,- говорит Ландерс. «Однако же песен у нас было около 18-19. В этот раз мы были намного более креативны, что коснулось даже стадиона, где можно было говорить о правильных песнях». «Rammstein» это результат командной работы и совместного труда на репетициях, начиная с общей игры на уровне глаз и заканчивая постоянным зрительным контактом. Альбом - это итог взаимодействия, основанного на демократии, которое всегда отличало группу, начиная с незапамятных времен. Это, конечно, не значит, что всё пущено на самотёк. Ландерс не оставил сомнений, что в новый альбом вложены кровь, пот и слёзы. Конец моногамии Продюсер Якоб Хелльнер видел себя не столько звукорежиссёром, сколько психологом, который проводит музыкантов через процесс создания нового альбома. В случае «Liebe ist für alle da» он оказался «спасательным кругом», который после длительных попыток помог направить творчество в определённое русло. «Rammstein» распрощался с однообразием в выборе продюсера. Рядом с группой за пультом студии La Fabrique , находящейся в в Сен-Реми-де-Прованс, сидел Ольсен Инвольтини, который также является гитаристом в группе Рихарда Emigrate. Также в качестве помощника-производителя был включён Том Далгети, который работал с Ghost. Следующим стал Рич Кости (Muse, Biffy Clyro) из калифорнийской Санта Моники. Остаётся непонятным, то ли Рихард в самом деле испытывал результаты записи через бумбокс на улицах города, то ли фото, которое опубликовала группа, стало своеобразным маркетинговым ходом. Факт состоит в том, что работа Кости c группой провалилась. Разыскивалось нечто большее, чем соединение огня, воды и земли, Круспе пытался дать объяснение причинам. И только Ольсен Инвольтини добавил в эту смесь требовавшийся воздух. Больше людей, меньше техники Rammstein предъявили справедливое требование к альбому, он должен был быть современным. «На последнем альбоме у нас был девиз, что мы хотим и впредь играть тяжёлую музыку»,- объясняет Пауль Ландерс. «В этом альбоме мы опробовали некоторые вещи, которые до сегодняшнего дня ни разу не испытывали». Он любит опробовать себя в чём-то непредсказуемом – подчёркивает гитарист. «Rammstein» ожидается с большим количеством игривых элементов и чувством непринуждённости в общении со знакомыми и незнакомцами. Группе это удалось сделать с ошеломляющим успехом, с танцевальными элементами в музыке, простым барабанным паттерном, большим количеством электроники и расширенным спектром гитарного звука, без характерных для группы мотивов. Всё это работает очень живо, как единое целое. Барабанщик Кристофер Шнайдер чётко дал понять, что он полностью сосредоточился на том, что он может вложить в песню, вместо того, чтобы показывать, на что он способен. «Играть всем вместе, как хорошо смазанный механизм, на протяжении долгого времени приносило удовольствие»,- отмечал он в прошлом. «Мы часто задавались вопросом, повторяем ли мы сами себя или хотим найти что-то новое». Хорошо дозированный шоковый потенциал Бывает, создаётся такое впечатление, что времена бескомпромиссной провокации уже прошли. Но, несмотря на противоречия, вокруг клипа «Deutschland» велись жаркие дискуссии. Ландерс даёт понять, как создавалась эта песня, без излишних описаний всех сложностей. Сражения велись за каждое слово. Учитывая тот факт, что некоторые слушатели не придумали ничего лучше, как снова поставить Rammstein в правый угол, группа должна была, по меньшей мере, сильно всех удивить. «Колючая проволока в мочевом канале» или порно-скандал вокруг клипа «Pussy»: эти обсуждения и споры на тему клипа режиссёра Specter Berlin оказались довольно безобидными. Беззубые упреки посыпались на новое детище Тилля и компании, когда начался анонсированный тур. «Puppe» показывает Тилля как исполнителя в прекрасной певческой форме, это касается и вокального воплощения нарастающего безумия. Это, пожалуй, самый убедительный и тревожный перфоманс Rammstein со времён легендарного Mein Teil 2004 года и показывает группу как больших мастеров баланса шока и первоклассного зрелища. «Если ещё раз обратиться к делу Майвеса, которое лежит в основе Mein Teil, то весь процесс предстаёт настолько больным, что по меньшей мере чарует»,- так выразился обладатель характерного баса. После этого вырос интерес СМИ к каннибалу из Ротенбурга. «Есть одна газета, чей тираж существенно вырос из-за истории с Армином»,- говорит Линдеманн. «Нас попросту раздражала странная гармония отвращения и интереса. Это не имеет ничего общего с воспеванием или недооценкой каннибализма». Неожиданный поворот Особо сильны Rammstein, когда они ходят по самому краю. Конечно, слово «Hallomann» будет абсолютно непонятно тем, кто уже давно перестал быть ребёнком. За этим названием следует сильная, угнетающая финальная песня нового альбома в лучших традициях фильмов типа «Это случилось при свете дня», где насильник описан не как извращённый зверь, а как мужчина, которого вряд ли можно встретить в обычной гражданской жизни. Это не ограничивает страх, а наоборот, возносит его на самую вершину. Rammstein и дальше играют с ожиданиями слушателей. «Ausländer» это название, под которым ожидалось найти отсылки к консервативной политике враждебного отношения к иностранцам. Вместо этого Тилль наслаждается ролью секс-туриста. «Diamant» вызывает романтический образ возлюбленной, вот только в следующий момент хочется от неё уйти. Она слишком красива, чтобы быть правдой. «В настоящее время химия внутри группы настолько сильна, я даже не помню, когда в последний раз было настолько хорошо». Пауль Ландерс Музыкальный взрыв Теперь тексты являются важным компонентом мира Rammstein.В конце концов, на этот раз группа пыталась достигнуть того, что Рихард во время рассказа о создании нового материала назвал максимумом: целью стало сделать музыку сильнее и выдвинуть её на передний план. Пауль Ландерс признаёт, что было суждено звёздами, будет ли ещё один альбом или нет. Он явно рад, что в итоге всё прошло хорошо: «Это очень круто. В настоящее время химия внутри группы настолько сильна, я даже не помню, когда в последний раз было настолько хорошо». Стремясь к новым идеям, Rammstein остаются верными себе. Они по-прежнему отражают грубую смесь из романтики и извращения, что идёт в разрез с посылами нашего благополучного общества. Остаётся надеяться, что новый альбом не станет последней спичкой, которую они бросят на фундамент пресыщенного и самодовольного общества. Путешествие с Rammstein доставляет удовольствие? Тогда мы рекомендуем для дальнейшего ознакомления статью из «Reise Reise» времён Sonic Seducer, издания 09/2004 с А2 постером. На сегодня это - настоящий предмет коллекции! Всё ещё горячо: наш июньский выпуск 2019 с мега статьёй о Rammstein на 12 страниц и твёрдой блестящей обложкой! Rammstein 28/05/2019 Gelsenkirchen, VELTINS-Arena Deutschland, mein Land: Feuer und Flammen! После того, как фанаты были доведены практически до безумия игрой в «поиски сокровищ» до выхода альбома, наконец-то началась продажа билетов на первый стадионный тур. Учитывая склонность группы скрывать абсолютно всё до последнего момента, некоторым счастливчикам всё же удалось присутствовать на репетиции в Гельзенкирхен. Как и следовало ожидать, подобного рода пиротехническое шоу поставлено до малейшей детали таким образом, чтобы всё прошло безопасно как для людей, так и для машин. Удалось увидеть насколько деталей на репетиции. Перед песней «Ausländer» вся группа собирается с барабанами на краю сцены и как будто хочет на них играть. Пауль Ландерс не совсем справился с хореографией, поэтому этот элемент шоу был отменен без какой-либо замены. Тилль Линдеманн хотел совершить длинный пеший переход до малой сцены, без участия толпы, которая, очевидно, нужна для перемещения на надувных лодках, поэтому ему пришлось подготовить для себя отдельный транспорт. Этот анекдот хорошо подчёркивает, какую большую разницу составляет стадионный концерт по сравнению с предыдущими шоу Rammstein. Пока Depeche Mode уже несколько лет совершают ошибку, устанавливая на стадионе концертную сцену, которая подходит для зрительных залов на 12000 зрителей и выглядит просто жалко, берлинцы устанавливают гигантское трёхуровневое строение. Громоздятся впечатляющие стальные конструкции, напоминая Бэтмена и Готэм-сити или Эмпайр-стейт-билдинг. Гигантские мачты осветительных установок будут самым непосредственным образом интегрированы в шоу, чтобы к началу интро извергнуть клубы чёрного дыма, которые люди, живущие по соседству, приняли за пожар. После интро, с громовым ударом ракетниц трепет охватывает зрителей, и начинается «Was ich liebe». Rammstein выходят на сцену в новых костюмах, преимущественно в пепельно-серых и чёрных тонах, в текстурах чешуйчатой кожи, что выглядит неожиданно и оригинально. Тилль Линдеманн, с красными волосами, с ног до головы облачённый в пальто из искусно сымитированной змеиной кожи, сразу врывается в действие, в то время, как Пауль Ландерс и Рихард Круспе в полностью или частично красных одеяниях, более сдержанных, чем костюм из змеиной кожи, расходятся по сторонам, и начинается поразительный, красочный спектакль! Кристоф «Doom» Шнайдер, весь в красно-чёрном, как и остальные члены группы, загорелый еще со съёмок в Южной Африке, появляется прямо из-за барабанов. Только Оливер Ридель скрывает свой загар под костюмом-сеткой с солнечными очками. Выходит Флаке в огнеупорном скафандре с капюшоном и в солнечных очках. Не менее тысячи наблюдателей смотрят этот спектакль с высоты птичьего полёта, поэтому все эти детали не бросаются в глаза, центральный светодиодный экран выглядит не слишком большим, а стадионные экраны не использовались вообще. Фанзона в первых двадцати рядах бушевала с самого начала, светящаяся от эйфории на «Links 2-3-4», сияющая в красном свете буквы «R» на экранах. Далее следуют «Sex» и «Tattoo», две новые песни, добавленные в сет-лист, хотя создавалось такое ощущение, будто они всегда там были. Сразу бросается в глаза чрезвычайно глубокий вокал Тилля Линдеманна, который только усилил ассоциации с Бэтменом. Грохочет голос, и строчки «…ich schau dir ins Geschlecht…», «…wir lieben das Leben, wir leben nur einmal…» въедаются в кору мозга публики гораздо сильнее, чем с аналогичной записи на альбоме. «Именно так, дааа!» - слышу я, как кто-то горланит рядом, и вступают жирные, густые гитары «Sehnsucht», в то время, как ракеты через весь стадион взмывают в небо. Необычно было, что даже те, кто случайно получил приглашение на пробное выступление, впечатлились шоу точно так же, как и ярые фанаты. После «Zeig dich» шла «Puppe», 8 песня сет-листа, одна из 5 добавленных новых песен. Она началась с выезда на сцену огромной детской коляски, нового элемента шоу. Долго ждать не пришлось, вскоре коляска полыхала ярким пламенем. Окутанный белым дымом и конфетти Тилль продолжает петь своим глубоким голосом, дьявольски достоверно изображая безумие, что приводит публику в неистовство. «Песенка для настроения», идущая следом за новыми песнями, такая как «Heirate mich», не так уж необходима, но нужна для создания особого настроения. Шоу продолжается спокойной песней «Diamant», далее перетекая к двум версиям «Deutschland» (одна из них- ремикс Рихарда Круспе). Участники группы исполняют небольшое танцевальное чествование группы Kraftwerk в костюмах с LED–подсветкой. Этот эпизод заставил многих зрителей покатиться со смеху. Следующей шла очень популярная «Radio» с электронным звучанием. «Mein Teil» подарила зрителям изрядно нашумевшее и столь полюбившееся зрелище сжигания Флаке в гигантском котле. После короткой передышки весь стадион скандировал «Du hast», далее ослеплённый яркими вспышками огня, а в «Sonne» огненные столбы вырывались из всех 5 башен. Между башнями развернулся настоящий огненный ад, в темноте огонь разгорался только ярче, освещая весь стадион, а затем острые языки пламени вырвались из самой сцены, и 50000 глоток выкрикивало слова припева- немыслимое зрелище. «Ohne dich» завершилось в море огоньков смартфонов, так же части шоу. В качестве первого выступления на бис группа исполнила песню «Engel» на малой сцене вместе с французским дуэтом Duo Jatekok, который на разогреве играл пиано-версии песен группы. Весьма подходящей оказалась спокойная версия «Engel» от «Scala&Kolacny Version», в этот раз Тилль не был охвачен пламенем горящих ангельских крыльев. Неожиданным решением стало исполнение песни вместе с публикой. Как и было заявлено, после этого последовала лодочная переправа каждого участника группы через людское море к главной сцене, где располагалась пристань, к которой они и пришвартовывались. Дальнейшее выступление целиком опиралось на видеоклип песни «Ausländer». Затем последовали убойные хиты: «Du riechst so gut» в зелёных тонах и «Pussy» с уже привычным душем из пены. Последними из второго отделения концерта стали «Rammstein» с новым элементом в виде рюкзака за спиной Тилля, который выбрасывает струи огня вокруг него. Последний акт огненного инферно в «Ich will» завершился мощнейшим взрывом, который ознаменовал конец всего перфоманса. Dr. Pymonte (Py он же Andrа́ Strugala/In Extremo) и Rammstein Встречался ли ты с Rammstein на каком-нибудь фестивале? Что ты и твои коллеги испытывали по поводу этой встречи? Да, на Rock im Park где-то 4 года назад. Мы вместе ели в комнате кейтеринга (правда за разными столами). Воздух был наэлектризован, и я, огромный рамфан, от волнения не мог проглотить и кусочка еды, когда Тилль сидел в трёх столиках от меня. Как ты можешь объяснить огромный успех Rammstein, особенно заграницей? Ну, просто все находят их супер-крутыми, и вокруг этой группы всегда витал флёр таинственности. Провокация и искусство – по твоему мнению, оправдан ли весь этот переполох вокруг провокационной стороны творчества Rammstein? Какую провокацию имеешь ты ввиду? На сегодняшний день искусство должно быть частью провокации, разве не так? Есть ли песня Rammstein, которую ты любишь больше всего? Что это за песня, почему она тебе нравится? Ммм, честно, все песни! Всегда что-то поднимается внутри, когда где-нибудь играет песня Rammstein. Дома, когда я занимаюсь кувшинками в своём пресноводном аквариуме, я всегда слушаю «Rosenrot» Rammstein. Medusa www.inextremo.de Teufel (Tanzwut) и Rammstein «Когда мы осенью 2014 снимали клип на песню «Brüder im Geiste» с нашего альбома «Freitag der 13» на окраинах Берлина, Флаке одолжил нам для этого свой старый Daimler. Никто, кроме нас, этого не знает. Мы организовали это по телефону, так как Rammstein, как известно, всегда очень заняты. Вышло забавно. Машина нашлась в одном из старых сараев за пределами Берлина и после долгого простаивания без дела не хотела заводиться. Тем больше была наша радость, когда она всё-таки завелась. В конце концов у нас было не так много угля для съёмки клипа. Когда Флаке перезвонил мне из-за 100 евро, которые я заплатил ему за топливо вперёд, он отчитал меня, сказав, что он сам не взял бы с меня денег за такую услугу (смеётся). У меня о Флаке - начиная ещё с давних времён нелегального проживания в пустующих домах - остались приятные воспоминания. Уже поэтому для меня было важно показать ему достойную работу. Видео в общем получилось довольно крутым. Речь идёт о том, что отражено в название, о людях, с которыми пьют на брудершафт. Мы передвигались на машине Флаке по разным местам. В этом можно увидеть передвижение по жизни. О том, что на сегодняшний день делают Rammstein, уже многое сказано, обсуждено, написано. Поэтому я не забочусь о том, чтобы высказать нечто грандиозное. Они всегда идут своей собственной дорогой и поэтому имеют гигантский успех, который абсолютно заслужен». Markus Eck www.tanzwut.com Перевод: Алина Иевлева. Специально для Rammstein | Энциклопедия и seidbereit.ru https://issuu.com/sonic_seducer/docs/e-paper_07_08_2019
  6. @sine домой приеду, обновлю.
  7. В понедельник в Москве прошел концерт невероятно популярной немецкой группы Rammstein, которая не изменила себе и опалила "Лужники" языками пламени. Но это не единственная причина, почему немцы приехали в российскую столицу: Кристиан Лоренц по прозвищу Flake презентовал свою книгу "Долбящий клавиши", в которой рассказывает о своем детстве в ГДР, страхе полетов и первых попытках пробиться на музыкальную сцену. Это первая книга музыканта, за которой он выпустил еще одну, "Сегодня день рождения мира". Flake рассказал ТАСС, что коллеги по группе думают о его писательской карьере, как изменилась Восточная Германия с приходом капитализма, и почему Rammstein никогда не откажется от спецэффектов на сцене. — На презентацию вашей книги выстроилась огромная очередь поклонников, все хотели получить ваш автограф. Вы ожидали такого ажиотажа? — Нет, я, конечно, не предполагал, что так будет. Я слышал, что в России много читают, что это читающая страна, родина многих известных писателей с мировым именем. Но что молодежь столько читает, я не думал. Мне казалось, что они все время в мобильных телефонах. — Как родилась идея для книги? Это были какие-то дневниковые заметки, которые вы решили систематизировать, или вы просто в один прекрасный день подумали: "Хочу написать книгу!" — Я всегда любил в кругу друзей рассказывать истории из своей жизни и жизни группы, веселые эпизоды, воспоминания, пока жена, уставшая уже это все слушать, мне не сказала: "Почему бы тебе не издать книгу? Напиши свои истории, упорядочи их, и тогда не нужно будет рассказывать одно и то же". Поэтому-то и повествование идет в таком стиле, как будто это дружеский рассказ. Я не знаю, сохранилось ли это в русском переводе, но в оригинале это именно так. — Да, когда читаешь книгу, такое ощущение, что вы рядом сидите и рассказываете. Мне поэтому и показалось, что сначала это было что-то типа дневника. А ваши коллеги по группе их читали? И что про них думают? Тилль, например, сам поэт, может, он с литературной точки зрения смог их оценить? — Мои коллеги по группе предпочитают, чтобы мы все делали вместе, поэтому, когда я написал книгу, они это не очень хорошо восприняли. То, что я написал, не всегда соответствовало их воспоминаниям и представлениям, так как это все-таки мое восприятие событий, поэтому между нами не было понимания. Они были не очень довольны. А Тилль вообще ничего не сказал. — Может, обиделся… — А я по поводу его стихов тоже отмалчиваюсь. — То есть вы по отношению друг другу соблюдаете политику невмешательства. — Да. Все-таки книги не касаются группы, это было мое личное решение. — В новостях писали, что Тилль Линдеманн сел за штурвал самолета на вашем пути в Москву, а вы очень боитесь летать. Как вы вообще это пережили? — Я в этом самолете не сидел, я бы с ним ни за что не полетел. — У Rammstein всегда очень масштабные выступления со множеством спецэффектов. Вы каждый раз изобретаете что-то новое, и часто это что-то новое довольно опасно для жизни. На концерте в понедельник, например, говорят, вас чуть не подожгли. Сложно справляться с подобным напряжением? И не хотелось это все бросить? — Наши шоу со спецэффектами — это возможность выйти на новый уровень, дать дополнительный аспект в трактовке песен нашим слушателям. Мы выпускаем пластинки, снимаем видео выступлений, но люди, которые пришли на концерт, могут увидеть что-то новое и важное для себя. На концерте мы должны предложить что-то новое помимо просто песен с альбома, так как их можно послушать и дома. А для нас это дополнительный вызов, возможность выйти за границы наших возможностей, даже за болевой порог, поскольку это тоже в шоу случается. Ну или просто сделать что-то такое, чего до сих пор не было. Я бы не хотел отказываться от масштабных шоу — То есть Rammstein в маленьком камерном клубе — это не вариант? — Мы даем выступления в камерной обстановке для друзей, на свадьбах или даже на похоронах. — В книге вы часто говорите о том, что очень любите ГДР и не очень довольны объединением. Вы считаете, что без него можно было обойтись? И чувствуются ли различия между западными и восточными немцами сейчас? — Я с удовольствием жил в ГДР, это моя молодость, я очень любил ГДР. Конечно, тогда были политические заявления о том, что это диктатура пролетариата, но мы, молодежь, не обращали на это внимания и не задумывались об этом. Какие-то государства были объявлены противниками социализма, но мы, конечно, об этом не задумывались. Чиновников и политиков мы называли "бетонными головами", и своими шутками нивелировали политическую обстановку, которая постоянно нагнеталась. Когда произошла смена политического курса, мы, конечно, этому обрадовались, потому что все стало более открыто и прозрачно. Мы верили, что все будет развиваться в положительном демократическом ключе, но, по сути, произошла оккупация Востока Западом. Начали превалировать капиталистические ценности, все подорожало, многих заслуженных деятелей ГДР вообще забыли или отодвинули на задний план, многие исторические события интерпретировали по-другому. Все, что происходило раньше, было несправедливо обесценено. Эти различия и сейчас чувствуются, до сих пор это ощутимо. — Берлин, ваш родной город, тоже значительно изменился. Нравится ли вам город сейчас? И, может, есть какие-то особенно любимые места? — Мой район, где я вырос, сейчас сильно изменился. Раньше там жили необеспеченные, бедные люди и художники. Часто можно было жить, даже не платя арендную плату. Можно было занять любую пустую квартиру и просто там жить. Сейчас, со сменой режима, этот район очень изменился, там теперь живут совсем другие люди, богатые люди, которые в общей своей массе менее приятные, чем те, которые жили там раньше. Все бабушки и дедушки были вытеснены на окраины города или вообще за его пределы. В целом мне нравится мой город, но какие-то определенные места мне сложно выделить. Наверно, что-то ближе к окраинам, где не нужно платить деньги за парковку. С ума сойти! Чтобы припарковать машину у собственного дома, я должен платить деньги за парковку. Это мой родной, любимый город. Я его люблю за то, что иногда он даже несправедлив, но какие-то конкретные места мне выделить сложно. — В конце "Долбящего клавиши" вы пишете, что многие воспринимают известных людей как особенных, хотя они просто люди. Но есть ли у вас самого кумир, с которым вы бы очень хотели встретиться в реальной жизни? — У меня нет каких-то конкретных кумиров, но есть люди, чьи достижения я высоко ценю и которыми восхищаюсь. Например, Ник Кейв, я очень люблю его творчество и с удовольствием всегда с ним встречаюсь. Но вообще, сложно об этом говорить, потому что неправильно ассоциировать человека с его творениями. Часто они не совпадают. Например, Пикассо был эгоистом и в целом не очень приятным человеком, а Вагнер — антисемитом. Я всегда ориентируюсь на конкретного человека и его талант. Беседовала Тамара Ходова https://tass.ru/interviews/6716104
  8. Rammstein теперь имеет официальное приложение для iOS и Android. Можно, среди прочего, ознакомиться с официальными новостями и предстоящими концертами и разместить заказы в официальном магазине.» Download the app for iOS» Download the app for Android
×
×
  • Create New...