Jump to content
seidbereit forum

Search the Community

Showing results for tags '2019'.



More search options

  • Search By Tags

    Type tags separated by commas.
  • Search By Author

Content Type


Forums

  • Rammstein
    • Band
    • Gallery
    • Video
    • Audio
  • Lindemann
    • Band
  • Emigrate
    • Band
  • Oomph!
    • Band
    • Gallery
    • Media
  • La Musica
    • All about music
    • Artists & bands
  • Communication
    • About everything
    • Philosophical section
    • Games
    • Sport
    • Computer section
    • Hobbies

Blogs

  • News & Updates
  • Мой бьюти-блог
  • (Не)интересное о Rammstein
  • Авито

Find results in...

Find results that contain...


Date Created

  • Start

    End


Last Updated

  • Start

    End


Filter by number of...

Joined

  • Start

    End


Group


About Me

Found 12 results

  1. Своим первым альбомным синглом 'Deutschland' и соответствующим видеоклипом RAMMSTEIN возымели резонанс и побили все рекорды. Режиссёр СПЕКТЕР БЕРЛИН, накрепко обосновавшийся в немецком хип-хопе, ответственен за этот ошеломительный опус. Рабочий график Спектера Берлина трещит по швам - так было ещё во время съёмок видео для Rammstein, пусть даже выстрел 'Deutschland' должен был дать его репутации известный толчок вверх. Эрик Ремберг, как его называют в миру, сделал для METAL HAMMER редкое исключение, рассказав о необычайных сложностях во время съёмок, противоречиях и громадном успехе клипа, а также о параллелях на немецкой метал- и рэп-сценах. Ему ли это не знать, будучи сооснователем лейбла Aggro Berlin, Спектер писал историю немецкой музыки, заработав при этом звание режиссёра клипов таких исполнителей, как Sido ('Weihnachtssong'. 'Schlechtes Vorbild’), Marteria ('Das Geld muss weg') и Йоахим Витт ('Gloria'), а также рекламных роликов. Тем не менее, 'Deutschland' стала для него во многом уникальной. Некоторые наши читатели, возможно, ещё ничего о тебе не слышали. Как из сооснователя лейбла ты стал режиссёром? По нужде! Когда мы основали Aggro около 2001 года, для немецкой рэп-музыки был момент переопределения. У нас много общего с субкультурой метала: как метал-сцена вынуждена была построить собственный уклад, так же и мы. То, что мы в какой-то период времени были величайшим инди-лейблом Европы, изначально не планировалось. Культура хип-хопа пришла с улицы, это не академическая культура, она основана на базисной демократии, что даёт людям, не имеющим ничего, социальный лифт за пределами спорта и наркотиков. С того момента, как мы стали продвигать эту идею и представлять улицу с точки зрения содержания, на нас посыпались упрёки, и мы попали в немилость; никто уже не хотел с нами работать. Вся наша деятельность с инди родилась из нужды, точно так же было и с видео: Я всегда искал удачные визуальные решения, распылялся, проектировал обложки для альбомов и логотипы. Так что было очевидно, что я займусь музыкальными видео - и я быстро вошёл во вкус. ... и, таким образом, построил настоящую карьеру. Твой последний большой проект - клип на 'Deutschland' у Rammstein. Как ты вышел на контакт с группой, знал ли ты их до этого? Кто не знает Rammstein? Не лично, конечно. С другой стороны, спроси-ка у группы: как вы узнали Спектера? Ибо они обратились ко мне очень официально. До этого я контактировал только с Рихардом и Тиллем по поводу их сольных проектов. В итоге, я могу только радоваться, что я не занимался ни тем, ни другим, иначе я бы не получил работу с Rammstein. (смеётся) Ты был фанатом на тот момент? Я принципиально не фанат. Хип-хоп не в счёт, но это, скорее, своеобразная секта. Мы всегда круче, чем все остальные - Rammstein тоже стали такими крутыми лишь потому, что наняли хип-хоп-режиссёра... Да шучу я, конечно. (смеётся) Но они дали этой песне просто крыши сносить. Получилось интересно и свежо! Видел ли кто-нибудь Rammstein такими яркими, с лазерами, чернокожей женщиной и в нацистской форме? Я считаю, что мне удалось представить их весьма достойно! Значит ли это, что идея и концепция клипа принадлежала именно тебе? Да. Но я должен сказать, что не встречал ещё в этом деле группу, которая была бы столь вовлечённой и заинтересованной в своём продукте. Чтобы шестеро мужчин общались на столь высоком интеллектуальном и культурном уровне, показывая при этом невероятно много доверия - мне такого ещё видеть не доводилось. Поначалу я думал, что меня закритикуют - идею с чёрной Германией я выдвинул на обсуждение за два дня до съёмок, однако все её одобрили. Это был величайший подарок, который они могли мне дать. Иначе это было бы не так здорово - в рекламе замечательная идея последовательно убивается из-за страха и политкорректности; здесь же напор, наоборот, встретил поддержку. С другой стороны, мозговой штурм был для меня крайне утомителен. Наверное, я ещё никогда не испытывал такого давления и такой головной боли. С одной стороны, дело в Rammstein, в статусе группы. Я боялся потерпеть неудачу! С другой стороны, я ещё никогда с ними не записывал. И вот появился проект под названием 'Deutschland'. Чрезмерно сложная тематика, о которую поломали копья уже многие люди. И тут ещё концепция истории: мы мчимся по хронологии истории Германии, автоматически приходя к периоду НСДАП, который нельзя просто взять и выкинуть, иначе будет только хуже. Я ещё никогда не работал над таким сложным видео! Среди первых отзывов были и голоса возмущения. Удивили ли они тебя, или, может, разозлили? Я уже давно знаком с правилами этой игры; всегда были охотники на вампиров, готовые нанести удар. Каждый, кто имеет хоть каплю мозгов, посмотрев тизер, где ребята стоят в петле, понял, что ничего политически некорректного не будет. Но сомнения до выхода видео длились всего 24 часа - потому им нужно было стрелять быстро, ибо они знали, что завтра будет уже поздно. Полагаю, их работа заключалась в том, чтобы правильно нажать на курок. Какая сцена во время съёмок вызвала наибольшие трудности? Эгей, да она не одна была! Самой сложной, наверное, была батальная сцена: ночь, 200 статистов в поле в Бранденбурге, все с оружием и в доспехах. Не только из-за трудностей, но и из-за фактора риска, а он был велик, и когда мы сняли эту сцену, я три раза перекрестился. Там всё что угодно могло произойти! Кто-то мог упасть, напороться на одну из разбросанных по земле стрел, ударить неправильно... 200 человек контролировать невозможно. А ещё было минус 15 градусов - самая холодная ночь в году, счастливчики мы, в общем. (смеётся) Я бы сказал, что это было самое опасное из того, что мы снимали. С тех пор я смотрю на "Игру престолов" совершенно иначе. Усилия оказались оценены по достоинству: фанаты возлюбили видео с самых первых секунд, и сейчас на YouTube насчитывается уже более 40 миллионов просмотров. Невероятно! Ты когда-нибудь испытывал такое? Я? Нет! Это моё самое большое, самое международное и самое успешное видео. Внутри Германии мы побили все рекорды. Такое ещё попробуй сделать, и это несмотря на цензуру, ибо через 15 минут YouTube прицепил видео ярлык „18+“. Если бы не это, то у нас, наверное, было бы уже больше ста миллионов просмотров. В последние годы в музыкальной индустрии Германии произошло разделение, и я приложил к этому руку! Хип-хоп кое-чего добился - мы фактически упразднили премию Echo и изменили чарты. В такой обстановке, превзойти ситуацию невообразимо сложно даже для Rammstein. А ещё очень круто то, что на моей сцене все это видели: все рэперы, все хип-хоперы посмотрели видео Rammstein, все выразили уважение, все посчитали его охрененным. То, что я сумел этого добиться, для меня просто великолепно. Здесь много чего намешано, поскольку я хотел привлечь чернокожих, золотые зубы и золотые цепи. Граффити, очень много элементов хип-хопа. Я попробовал вставить отсылки к моей культуре. В метал-отрасли, где всё так мрачно, я получаю нереально много удовольствия, играясь с цветами: если присмотреться повнимательнее, то каждый кадр - в чёрно-красно-золотых тонах. Есть ли ещё какие-нибудь скрытые послания? Немерено! У нас есть пасхалки, мы и сами не знаем, сколь много. Было даже две таких, о которых я и сам не знал, что они вообще есть. Какие именно, я сказать не могу, иначе мне стыдно будет; но глубокий анализ видео добавляет ещё больше увлекательных интерпретаций. Сами мы рассказывать не хотим. В общем и целом, люди правильно поняли видео и отнесли его к верному, левому и мультикультурному направлению. Это тоже меня очень радует, ибо я боялся, что всё пойдёт прахом, и не те люди используют это в своих целях. Ведь это, по сути, леворадикальное видео против национализма, войны и пафоса. Пацифистская работа, которая показывает Германию как главную разжигательницу войны, от древних германцев до наших дней. Я беспокоился о Руби (Комми, в клипе играет Германию - прим. ред.), спрашивал её, писали ли ей какие-нибудь люди, угрожали ли ей. Удивительно, но их было настолько мало, что можно было просто проигнорировать. Мы прошлись поганой метлой по фанатам Rammstein и вымели к чёртовой матери этих нескольких типов из правых кругов, которые хотели использовать Rammstein в своих целях! Увидев чёрную Германию, они потеряли интерес. И, напротив, эти замечательные слова: фанаты Rammstein. Блин, дружище! Они совсем не из того теста, что фанаты рэпа! Они нереально славные, осведомлённые, хорошо воспитанные, совсем другие люди. Я ещё никогда не получал таких высоких оценок, даже из-за пределов Германии. Я получаю самые лестные отзывы из Мексики, США, из России. Люди пишут нечто вроде того, что это лучшее немецкое творение за последние годы. SEBASTIAN KESSLER Перевод: Макс Теребилов Специально для Rammstein | Энциклопедия и seidbereit.ru
  2. Бессменный вокалист и автор текстов Rammstein Тилль Линдеманн опубликовал снятый близ Алматы видеоклип, сообщает корреспондент Тengrinews.kz. Композиция под названием Steh auf появилась на официальном канале артиста в YouТube вечером 13 сентября. Съемки прошли в конце апреля в одном из ресторанов в Иссыке и в степи близ Чилика. В клипе снялись казахстанская актриса Бибигуль Суюншалина и казахстанские каскадеры из Nomad Stunts. "Иссыкский ресторан был выбран из-за близкого расположения к базе каскадеров. Так как у нас было всего два съемочных дня, логистика играла большую роль в выборе локаций. Нашу команду очень удивило, насколько обычная казахстанская тойхана понравилась немецкой части команды. Они назвали этот позолоченный интерьер кичем и чем-то необычным для западного зрителя. Основная локация была близ поселка Кызылшарык. Режиссер хотел, чтобы место съемок было плоской степью, но дальше виднелись зеленые холмы, а за ними снежные пики гор. Красота и богатство нашей природы - это одна из причин, по которой Тилль Линдеманн выбрал местом съемок Казахстан. Третья локация - поле рядом с тренировочной базой каскадеров Nomad Stunts в Иссыке", - рассказала Бибигуль Суюншалина. Отметим, что режиссером клипа стал Зоран Бихач, оператором - Константин Минних, исполнительным продюсером - Франко Мелиш. Вся остальная команда - казахстанцы. Костюмы также шились в Казахстане. "Во время съемок на основной локации наша съемочная группа насчитывала более 70 человек, это было обусловлено очень сложной технической задачей. Так как разрушение стены режиссер хотел снять с минимальным использованием графики. После просмотра материала режиссер сказал, что "с неголливудским бюджетом мы показали голливудский уровень. Я очень доволен материалом и удивлен профессионализмом казахстанцев". Мое участие в проекте объясняется тем, что я лично знакома и с Тилем Линдеманном, и с Зораном. Мы часто делились своими работами и были всегда на связи. Когда я сняла свой каскадерский шоурил, то поделилась им с Зораном", - добавила актриса. Инициаторами этого сотрудничества стали Тилль Линдеманн и Зоран Бихач. Бюджет клипа полностью финансировался немецкой стороной. "Сразу после съемок было ощущение невероятного облегчения и радости. Так как я была одним из продюсеров этого клипа, была огромная ответственность и стресс. Подготовка заняла два месяца, и все это время наша команда работала в сумасшедшем режиме, подстраиваясь под берлинское время, мы работали иногда до трех часов ночи. К разбиванию стены лошадей готовили больше двух недель", - подчеркнула Суюншалина. По ее словам, за подобный бюджет в Казахстане снимают фильмы. Изначально этот клип планировали снимать в Голливуде. Однако после подсчетов стало понятно, что клип бы стоил в три, а то и в четыре раза дороже, чем в Алматы. "Мне удалось все-таки уговорить всех снимать в Казахстане. Тилль уже бывал в Алматы, лошади Nomad Stunts в Алматы, а также величественные горы, которые немецкие заказчики обязательно хотели видеть в кадре, тоже в Алматы, в Голливуде таких нет, и пришлось бы добавлять их в графике, что увеличивало еще больше бюджет. Я обещала, что уровень и возможности не уступают Голливуду и мы сможем снять клип на уровне. Кстати, наш клип - это заказ Universal Music. Я очень надеюсь, что мы сможем привлечь еще мировых звезд музыки и кино и снимать в нашей стране, с нашей командой", - подытожила Бибигуль Суюншалина. Источник: https://tengrinews.kz/music/Rammstein-predstavila-klip-snyatyiy-v-issyike-i-chilike-379018/
  3. В понедельник в Москве прошел концерт невероятно популярной немецкой группы Rammstein, которая не изменила себе и опалила "Лужники" языками пламени. Но это не единственная причина, почему немцы приехали в российскую столицу: Кристиан Лоренц по прозвищу Flake презентовал свою книгу "Долбящий клавиши", в которой рассказывает о своем детстве в ГДР, страхе полетов и первых попытках пробиться на музыкальную сцену. Это первая книга музыканта, за которой он выпустил еще одну, "Сегодня день рождения мира". Flake рассказал ТАСС, что коллеги по группе думают о его писательской карьере, как изменилась Восточная Германия с приходом капитализма, и почему Rammstein никогда не откажется от спецэффектов на сцене. — На презентацию вашей книги выстроилась огромная очередь поклонников, все хотели получить ваш автограф. Вы ожидали такого ажиотажа? — Нет, я, конечно, не предполагал, что так будет. Я слышал, что в России много читают, что это читающая страна, родина многих известных писателей с мировым именем. Но что молодежь столько читает, я не думал. Мне казалось, что они все время в мобильных телефонах. — Как родилась идея для книги? Это были какие-то дневниковые заметки, которые вы решили систематизировать, или вы просто в один прекрасный день подумали: "Хочу написать книгу!" — Я всегда любил в кругу друзей рассказывать истории из своей жизни и жизни группы, веселые эпизоды, воспоминания, пока жена, уставшая уже это все слушать, мне не сказала: "Почему бы тебе не издать книгу? Напиши свои истории, упорядочи их, и тогда не нужно будет рассказывать одно и то же". Поэтому-то и повествование идет в таком стиле, как будто это дружеский рассказ. Я не знаю, сохранилось ли это в русском переводе, но в оригинале это именно так. — Да, когда читаешь книгу, такое ощущение, что вы рядом сидите и рассказываете. Мне поэтому и показалось, что сначала это было что-то типа дневника. А ваши коллеги по группе их читали? И что про них думают? Тилль, например, сам поэт, может, он с литературной точки зрения смог их оценить? — Мои коллеги по группе предпочитают, чтобы мы все делали вместе, поэтому, когда я написал книгу, они это не очень хорошо восприняли. То, что я написал, не всегда соответствовало их воспоминаниям и представлениям, так как это все-таки мое восприятие событий, поэтому между нами не было понимания. Они были не очень довольны. А Тилль вообще ничего не сказал. — Может, обиделся… — А я по поводу его стихов тоже отмалчиваюсь. — То есть вы по отношению друг другу соблюдаете политику невмешательства. — Да. Все-таки книги не касаются группы, это было мое личное решение. — В новостях писали, что Тилль Линдеманн сел за штурвал самолета на вашем пути в Москву, а вы очень боитесь летать. Как вы вообще это пережили? — Я в этом самолете не сидел, я бы с ним ни за что не полетел. — У Rammstein всегда очень масштабные выступления со множеством спецэффектов. Вы каждый раз изобретаете что-то новое, и часто это что-то новое довольно опасно для жизни. На концерте в понедельник, например, говорят, вас чуть не подожгли. Сложно справляться с подобным напряжением? И не хотелось это все бросить? — Наши шоу со спецэффектами — это возможность выйти на новый уровень, дать дополнительный аспект в трактовке песен нашим слушателям. Мы выпускаем пластинки, снимаем видео выступлений, но люди, которые пришли на концерт, могут увидеть что-то новое и важное для себя. На концерте мы должны предложить что-то новое помимо просто песен с альбома, так как их можно послушать и дома. А для нас это дополнительный вызов, возможность выйти за границы наших возможностей, даже за болевой порог, поскольку это тоже в шоу случается. Ну или просто сделать что-то такое, чего до сих пор не было. Я бы не хотел отказываться от масштабных шоу — То есть Rammstein в маленьком камерном клубе — это не вариант? — Мы даем выступления в камерной обстановке для друзей, на свадьбах или даже на похоронах. — В книге вы часто говорите о том, что очень любите ГДР и не очень довольны объединением. Вы считаете, что без него можно было обойтись? И чувствуются ли различия между западными и восточными немцами сейчас? — Я с удовольствием жил в ГДР, это моя молодость, я очень любил ГДР. Конечно, тогда были политические заявления о том, что это диктатура пролетариата, но мы, молодежь, не обращали на это внимания и не задумывались об этом. Какие-то государства были объявлены противниками социализма, но мы, конечно, об этом не задумывались. Чиновников и политиков мы называли "бетонными головами", и своими шутками нивелировали политическую обстановку, которая постоянно нагнеталась. Когда произошла смена политического курса, мы, конечно, этому обрадовались, потому что все стало более открыто и прозрачно. Мы верили, что все будет развиваться в положительном демократическом ключе, но, по сути, произошла оккупация Востока Западом. Начали превалировать капиталистические ценности, все подорожало, многих заслуженных деятелей ГДР вообще забыли или отодвинули на задний план, многие исторические события интерпретировали по-другому. Все, что происходило раньше, было несправедливо обесценено. Эти различия и сейчас чувствуются, до сих пор это ощутимо. — Берлин, ваш родной город, тоже значительно изменился. Нравится ли вам город сейчас? И, может, есть какие-то особенно любимые места? — Мой район, где я вырос, сейчас сильно изменился. Раньше там жили необеспеченные, бедные люди и художники. Часто можно было жить, даже не платя арендную плату. Можно было занять любую пустую квартиру и просто там жить. Сейчас, со сменой режима, этот район очень изменился, там теперь живут совсем другие люди, богатые люди, которые в общей своей массе менее приятные, чем те, которые жили там раньше. Все бабушки и дедушки были вытеснены на окраины города или вообще за его пределы. В целом мне нравится мой город, но какие-то определенные места мне сложно выделить. Наверно, что-то ближе к окраинам, где не нужно платить деньги за парковку. С ума сойти! Чтобы припарковать машину у собственного дома, я должен платить деньги за парковку. Это мой родной, любимый город. Я его люблю за то, что иногда он даже несправедлив, но какие-то конкретные места мне выделить сложно. — В конце "Долбящего клавиши" вы пишете, что многие воспринимают известных людей как особенных, хотя они просто люди. Но есть ли у вас самого кумир, с которым вы бы очень хотели встретиться в реальной жизни? — У меня нет каких-то конкретных кумиров, но есть люди, чьи достижения я высоко ценю и которыми восхищаюсь. Например, Ник Кейв, я очень люблю его творчество и с удовольствием всегда с ним встречаюсь. Но вообще, сложно об этом говорить, потому что неправильно ассоциировать человека с его творениями. Часто они не совпадают. Например, Пикассо был эгоистом и в целом не очень приятным человеком, а Вагнер — антисемитом. Я всегда ориентируюсь на конкретного человека и его талант. Беседовала Тамара Ходова https://tass.ru/interviews/6716104
  4. Культовая немецкая группа Rammstein на днях дала грандиозный концерт в «Лужниках», на который пришло около 100 тыс. человек. Репортёр Metro встретился с клавишником коллектива Кристианом Лоренцом и поговорил с ним о музыке и его новой книге. На днях вы отыграли большой концерт в "Лужниках". Было круто? – Да, всё прошло отлично! Скажу о двух важных нюансах: было темно и достаточно прохладно. Поэтому мы смогли полностью сосредоточиться и на своей игре, и на своих ощущениях. В России прекрасная публика, это даже не обсуждается. Приедем ли ещё в Москву? Не могу сказать ничего определённого, сильно заранее ничего не планируем. Впереди ещё концерт в Петербурге, нам пока надо сосредоточиться на нём. Некоторое время назад в России выступала группа Metallica и покорила всех собравшихся, исполнив песню Виктора Цоя "Группа крови" на русском языке. Почему вы не решились на такой шаг? – У нас есть песня "Москва" и при желании мы спокойно смогли бы спеть её на русском. Но дело в том, что у нашего шоу есть выстроенная драматическая последовательность, и если бы мы её сломали, то это разрушило бы общее впечатление, разрушило бы канву нашего выступления. Rammstein одна из самых популярных групп в мире. Вы как-то чувствуете на себе эту популярность? – Сложный вопрос...Скорее, на мне это никак не отражается. Мне приятно когда наша музыка играет в кафе и ресторанах, приятно видеть и слышать фанатов. И этого достаточно. Ваша новая книга называется "Долбящий клавиши". В одном из интервью вы говорили, что сначала на концертах долбите клавиши синтезатора, а уже потом – на домашнем ноутбуке. Не замечали за собой такого, что долбить клавиши ноутбука получается уже лучше, чем играть на синтезаторе? – Нет, я работаю над книгой только в то время, когда плотно не занят в группе. Когда у нас тур или мы записываем диск – ни о каком другом творчестве не может быть и речи. Работе в группе я всегда отдаю предпочтение. Что касается книг, то вот пока они мне давались легко, так как я пишу о реальных событиях, о том, что уже со мной происходило. Но в будущем вот хочется уже написать роман на отвлечённую тему, но пока не хватает на это дело вдохновения. В книге очень много про концертную деятельность Rammstein. Если бы из всей череды ваших концертов можно было бы выбрать только один, какой бы вы выбрали? – Наверное, это момент, когда я только пришёл в группу и сыграл с ней впервые. Как будто я выпил зелье, которое опьянило меня на всю оставшуюся жизнь. Я тогда понял, что музыка – это моё. Когда выступаешь на сцене и играешь музыку возникает чувство, что ты бессмертен или непобедим. Государство, какие-то проблемы и даже родители – всё в этот момент отходит на второй план и ты существуешь как будто в другой реальности. Это невероятное ощущение. Не секрет, что на сцене с вами постоянно что-то происходит: то побьют, то чем-то обольют. Так задумано по сценарию шоу или это больше импровизация? – Что-то происходит по сценарию, но импровизации, конечно, больше. Мне достаётся, потому что я клавишник, у меня больше свободного времени на сцене и я могу время от времени производить какой-то экшн вместе с Тиллем Линдеманном, который передвигается с микрофоном и у него тоже есть манёвр для творчества. Вы часто встречались с таким явлением, когда какой-то человек очень эмоционально реагирует на вашу песню, но совершенно не понимает её смысла? Например, радостно кричит, а песня про умерших в войну. – Ну тут такой момент, что мы не можем заставить всех подстраиваться под нас. Даже если человек не понимает смысла, это не значит, что он не должен нас слушать. Кому-то нравится мелодия, кому-то отдельные куски песен, и в этих кусках человек находит свой собственный смысл, философию. Очень здорово, если мы заставляем людей размышлять о чём-то и испытывать самые разные эмоции. Источник: https://www.metronews.ru/novosti/reviews/eksklyuziv-s-klavishnikom-rammstein-kristianom-lorencom-obsudili-muzyku-i-novuyu-knigu-1570258/
  5. Кристиан Флаке Лоренц считает, что вряд ли вклад группы Rammstein в популяризацию немецкого языка когда-то будет замечен. Он слушает в машине Анну Нетребко и надеется, что концерт 2 августа в Санкт-Петербурге будет не менее фееричным, чем прошедший московский. Об этом бессменный клавишник Rammstein рассказал «Известиям» после триумфального выступления в столичных «Лужниках». — На главном российском стадионе 60-тысячная аудитория подпевала вам по-немецки. Многие из ваших фанатов, любя Rammstein, даже выучили язык. В России за популяризацию русского языка и литературы за рубежом вручают медаль. А как на вашей родине отмечены аналогичные заслуги Rammstein? — Никак. Вряд ли наш вклад в популяризацию немецкого языка когда-нибудь будет замечен. В Германии к нам относятся далеко не так положительно, как за ее пределами. И не превозносят до таких высот, чтобы чем-то награждать. Я бы назвал это чувство недоверием. Мы много играем за границей, видимо, немцы считают нас предателями. Не нравится им, что нас любят в других странах, что мы там много работаем. — Странная ревность. На мой взгляд, вами стоило бы гордиться. — В Германии, наверное, это еще не осознали. Да и не обсуждается там влияние Rammstein ни на музыку, ни вообще на что-либо. — Очень плохо. — Ничего страшного, ну их. — Вы всегда так скромны? — Только ранним утром. — Побывав на вашем шоу в «Лужниках», я слегка оглохла. Подруга сравнила выступление Rammstein с сотней одновременно ревущих мотоциклов. С чем еще вас сравнивали? И какое сравнение вам наиболее близко? — Rammstein еще сравнивали с большим кораблем. Он неповоротлив, тяжел, привести его в движение очень сложно. Но когда эта махина набирает ход, ее уже не остановить, так как приведены в действие множество моторов. Они работают очень громко и слаженно, и корабль на полном ходу движется только в одном ему ведомом направлении. — Глядя на то, что происходит на ваших выступлениях, кажется, что, будь у фронтмена группы Тилля Линдеманна желание, он мог бы командовать армией. Зрители готовы идти в огонь и воду за своим полководцем. — Похоже на то... Мне сложно к этому что-либо добавить. — А вы в армии служили? В ГДР, где прошла ваша молодость, это было обязательно. — Старший брат служил. Он-то меня и предостерег от армии. Брат рассказывал, что армия — далеко не красивая картинка, а совершенно точно — страх и ужас. Просто сплошные мучения. А в мое время, если ты планировал получить достойное образование, армии нельзя было избежать. Если хочешь поступить в институт, то после школы в обязательном порядке три года отслужи родине. Только имея хотя бы низшее воинское звание, молодой человек получал право учиться дальше. Поэтому я не мог учиться. — Да, запугал вас брат... — Не совсем так. Против службы в армии он ничего не имел против, а вот отношения между солдатами, дедовщина — это было страшно. Те, кто уже послужил какое-то время, всячески изголялись над новобранцами. Их методом подавления были унижения и издевательства. После таких предостережений я, естественно, не захотел идти служить. Когда окончил школу, передо мной стоял выбор: что же делать? Высшее образование не могу получить. В армию не хочу. И что тогда — в тюрьму? Я жил в Берлине. У меня было много друзей, которые тоже подпадали под призыв, и мы вместе придумывали различные трюки, чтобы его избежать: прятались, переезжали с одной квартиры на другую, организовывали попадание в больницу... — И чем закончились ваши «прятки»? — Я для себя нашел выход в музыке. Решил серьезно заниматься. У меня уже тогда был псевдоним Флаке, а полиция и военные, которые за мной охотились, об этом не знали. Ну Флаке и Флаке. Короче, меня не трогали. Конечно, долго я бы не смог так прятаться. Но на мое счастье в Германии произошла смена режима. Это меня и спасло. А так, наверное, я бы точно сел. — Когда вы слушаете «Стену» Pink Floyd, у вас не возникает ассоциации с Берлинской стеной, которая пала? — Я очень люблю эту английскую группу. Но «Стена» была написана еще до падения Берлинской стены. Нет у меня таких ассоциаций. Думаю, там происходит метафорическое сравнение. Как я понимаю, речь идет об отношениях между учениками и учителями, детьми и родителями — словом, между поколениями. — Вы помните момент, когда Берлинскую стену разрушили? Какие надежды на будущее у вас были связаны с этим событием? — Конечно, помню, каждый взрослый немец помнит о том важном времени. У нас были надежды, что из ГДР получится сильная крепкая страна с хорошо развитой демократией. — Михаил Горбачев, инициатор сноса стены, для вас был героем? — Конечно! А как еще назвать этого смелого человека? — Вы случайно с ним не знакомы? — А как же! Мы встретились на вручении музыкальной премии в Кельне. Уж где-где, а на этом мероприятии я не ожидал его увидеть. Нас представили друг другу, и мы немного пообщались. — Вы один из самых крутых клавишников среди рок-музыкантов. А интересует ли вас классическая фортепианная музыка? — Когда я начал учиться игре на фортепиано, естественно, изучал классические произведения, играл классику. И очень невзлюбил Моцарта. Технически тяжело было. А педагоги заставляли играть его вещи. С тех пор у меня против Моцарта предубеждение. И вообще — когда наконец стал заниматься рок-музыкой, на радостях задвинул классику подальше. — Что же, среди классиков нет ни одного композитора, который бы вас не раздражал? — То, о чем я вам рассказал, было по молодости. Сейчас, когда мне 52, я с удовольствием слушаю классику. Мне нравится музыка Шопена, Шумана, а еще я очень люблю Баха. — Недавно в Москве проходил XVI Международный конкурс имени Чайковского. Вам интересны такие мероприятия? — К сожалению, я не следил за конкурсом Чайковского. Да и исполнительским искусством не интересуюсь. — Но вы бы могли сыграть Первый концерт Чайковского? — С точки зрения классического пианиста я не столь оснащен технически. Уже много лет у меня другие музыкальные задачи. Так что, скорее всего, нет, не смог бы. — А кого из российских исполнителей вы знаете? — Анну Нетребко. Я иногда в машине слушаю классическое радио. — Вы не устаете от собственной музыки? Что слушаете в свободное от Rammstein время? — Нет, не устаю. Но и не слушаю ее в свободное время. Меня интересует другая музыка. Когда хочется отдохнуть, я с удовольствием ставлю нормальную рок-музыку. — А свою какой считаете? — Ну вы же сами сказали, что оглохли. — Вам не кажется, что хеви-метал — вымирающий музыкальный жанр? Такие коллективы, как Rammstein, еще пытаются держать его на плаву, но ему энергично наступают на пятки рэперы, попса, современные электронщики. — Такое, конечно, есть. Нам уже немало лет, и мы не можем каждый раз представать новой группой. То есть существуем в стилистике, которую избрали себе при рождении. Заново завоевывать аудиторию, придумывать какие-то приманки — это не для нас. Но если бы я сейчас был молодым человеком и только создавал группу, то, возможно, предпочел бы другие музыкальные направления. — И с кем бы вы себе изменили? Какую музыку выбрали? — Что-то связанное с электроникой. Ваял бы крутые аранжировки, стилизованные под современную музыку. — Прочла в вашей книге «Долбящий клавиши», что ваше любимое дерево — береза. Решила подарить вам на память кружку из бересты, сделанную русскими мастерами. — Спасибо. Это оригинальный подарок. В России очень много берез. Можно множество кружек сделать. А у нас в Германии из березы делают только сувенирные расчески. Так что ваши мастера креативней. — В жизни вы спокойный и позитивно настроенный человек. Но в книжке много размышляете о смерти. В связи с чем приходят такие тяжелые мысли? — В связи с тем, что я понимаю: время быстротечно, всё когда-либо кончается, в том числе и жизнь. Но вы правы, настроен я спокойно и позитивно, потому что осознаю ценность жизни и знаю, как нужно дорожить каждой ее минутой. Источник: https://iz.ru/904918/zoia-igumnova/nemtcy-schitaiut-nas-predateliami
  6. У меня есть фото на фотике, они тоже хороши... но я подумал, что на смартфон ничем не хуже как для цели просто задокументировать экспонаты. Также жалею об одном - не сфотографировал отдельно большой огнемет, предположительно второй с Майн Тайля эпохи МиГа. Остальное все было в "музее" в Праге. БОЛЬШЕ ФОТО ТУТ
  7. Блог GEWA Music Закулисье с нашими музыкантами Барабанная установка DW Collector’s Series “Jazz“ в туре с Раммштайн. Концерт берлинской группы Раммштайн, в рамках Стадионного европейского тура 2019, превосходен во всех отношениях. Невозможно представить более сложные условия работы для людей и оборудования: пламя, жара, пот. Во время этих концертов на полную мощность, которые проходят на спортивных аренах по всей Европе, нет ни минуты, чтоб перевести дыхание На самом первом концерте тура на арене Schalke FC’s в Германии, который состоялся в конце мая, барабанщик Раммштайн, Кристоф Шнайдер использует DW Collector’s Series Jazz Kit. Для барабанной установки это было «крещение огнем». Сложно представить более подходящую начальную точку для Европейского стадионного тура всемирно известной индастриал-метал группы, чем Рурская область, где издревле добыча угля и доменные печи “Potts“ дали толчок развитию промышленность Германии в середине 19 века. Так что насчет DW Collector’s Series Jazz Kit Шнайдера? Установка выглядит помпезно — шоу для основного шоу! Подобно бриллианту, установка возвышается в центре, над сценой. Своим матовым черным покрытием и кроваво-красными крестами Раммштайн на черной поверхности бас-бочек REMO, она идеально сочетается с мрачным, стальным оформлением сцены в текущем туре, перемещаясь с одной арены на другую. Старая любовь никогда не умрет. Во время записи нового альбома, Кристоф Шнайдер вспомнил начало своей карьеры барабанщика в только что воссоединенной Германии. После падения Берлинской стены, Кристоф Шнайдер впервые увидел установку DW, по рекомендации Рихарда Круспе, который впоследствии стал лид-гитаристом Раммштайн. Эта установка стала самым преданным компаньоном для Кристофа в начале 1990х, и она до сих пор несет вахту в студии Рихарда в Берлине. В начале 2018 года Кристоф вспомнил те времена. Он поддерживал связь с Американскими производителями барабанов, Drum Workshop, и во время своего визита на их фабрику в городе Окснарде, штат Калифорния, Кристоф и сотрудники DW сразу же нашли общий язык. Так был заложен краеугольный камень замечательного сотрудничества; Кристоф убедился в обширных возможностях мастерской Drum Workshop и стал частью DW-семьи. Спустя более чем 25 лет после своего первого опыта с DW, Кристоф Шнайдер был вновь впечатлен новой установкой от уважаемого Калифорнийского бренда, которую он увидел в мастерской GEWA Drums в городе Адорфе, Германия. В марте 2018, как раз во время записи долгожданного альбома Раммштайн, мастера DW собрали установку “Schneider“ по индивидуальному заказу - Collector’s Series “Jazz” Kit. Установка была произведена в Америке, с ракушками из клена и эвкалипта и хромированными ободами. И конечно, выполнена в черном матовом цвете — в стиле Раммштайн. Учитывая конкретные представления Кристофа Шнайдера о звуке, гуру в барабанной технике, Росси Россберг использовал свой опыт и безграничные возможности фабрики DW и собрал барабанную установку, которая более чем удовлетворила требования гигантов индастриал-метала, группу Раммштайн. Финальные штрихи были доработаны уже в студии; наряду с выбором бас-бочек, было принято решение о добавлении 13’’ тома. На живых выступлениях Шнайдер использует в своей установке REMO Pinstripe бас-бочки. Восточно-германский секстет был основан в 1994 году и назван в честь военной авиабазы США, расположенной на территории федеральной земли Рейнланд-Пфальц. База стала широко известна после публичной катастрофы во время авиашоу 28 августа 1988 года. Группа Раммштайн знает, как спровоцировать публику своими остросоциальными текстами. С музыкально обработанной подачей запретных тем, группа получила стабильно растущую аудиторию, в стиле Гофмансталя («ты должен спрятать глубину на поверхности»). Компания DW рада такому первоклассному и взаимовыгодному сотрудничеству с Кристофом Шнайдером. Итак, барабанная установка Кристофа Шнайдера, которую он использует в текущем туре, состоит из: DW Collector’s Series “Jаzz” Kit с ракушками из клена и эвкалипта Черный матовый/Хромированные обода 2 – 24*18 бас-бочки 1 — 13*10 том 1 — 16*16 напольный том 1 — 18*16 напольный том 1 - 21*16 гонг-барабан Так же в этой установке присутствуют следующие малые барабаны: 1 — 14*6 DW Collector’s Крайний малый (основной малый) 1 — 12*5 DW Collector’s Кленовый малый (сторонний малый) Также установка дополняется: 2 — Design Series Concert Toms (6*5/10*5) Что же касаемо дополнительных принадлежностей, Кристоф полагается на флагманскую стойку и педали (серия 9000 барабанных принадлежностей DW). Текст: Steffen Schneewind (Английский перевод: Gemma Hill) Фото: Mandy Millenthin/Rammstein Источник:https://blog.gewamusic.com/de/reports/818/drums/ein-dw-collector-s-jazz-kit-on-tour-auf-feuerraedern-.html Перевод: Татьяна Краузе. Специально для Rammstein | Энциклопедия и seidbereit.ru
  8. По следам Тилля Линдеманна, вокалиста Раммштайн, в его отчем доме в деревне Бад-Клайнен. Тилль Линдеманн рос в деревушке возле Бад-Клайнена, где до сих пор проживает его мама. Вокалист Раммштайн оставил свой след в отчей деревне, возле Замка Вилиград, неподалеку от Шверина. «Только не говорите, что вам нужен билет на концерт в воскресенье!» - Бригитта Линдеманн стоит в дверях своего небольшого коттеджа из красного кирпича по адресу 23-Seelendorf между деревней Бад-Клайнен и коммуной Бобиц, недалеко от Шверинского озера. И улыбается. «Заходите. Давайте пройдем на кухню. В саду слишком жарко», - говорит Бригитта, приглашая непрошенных гостей в дом. В кухне мы занимаем места под фотографией на стене — Тилль со своей бабушкой. “О, это было много лет назад, - говорит она, -там он еще такой молодой». Да, там ему за сорок. Клевый парень, этот Тилль Линдеманн. Мать кивает одобрительно. Сейчас ему 56, и он все такой же классный. Рядом с фото висит рисунок, который нарисовал ее сын. Типичный Мекленбургский пастораль. Эта картина, нарисованная профессиональным музыкантом и, в то же время, художником-любителем, вполне гармонирует с другими картинами, которые Бригитта «Гитта» Линдеманн развесила в своем доме. Здесь висят картины таких известных художников Мекленбурга-Передней Померании, как Джо и Инге Джастрам, Фалько Беттчер, Михаэль Виркнер, Бритта Мэттис. А также картина актера Армина Мюллера-Шталя. Сын художницы Бритты Мэттис, Маттиас Мэттис, владелец ресторана в Шверине, знает Линдеманна с детства. Маттиас рассказывает, что раньше Тилль часто посещал его рестораны «Freischütz» и «Angler II». «Да, со временем он заходил все реже и реже, - продолжает рассказывать Маттиас, - ведь в его жизни тоже много всего происходило». «На мой 80летний юбилей, который был в апреле, Тилль подарил мне картину Михаэля Виркнера», - продолжает Бригитта Линдеманн. Она встает, подходит к плите и снимает с огня картофель и достает сигарету из стильного портсигара Vogue. «Не могли бы Вы принести мне зажигалку с террасы», - она обращается к фотографу. В заросшем саду ивы и клены клонятся к земле в лучах солнца. Более идиллической картины представить невозможно. Вряд ли можно жить более уединенно и так близко к природе, как живет Бригитта Линдеманн, мать рок-звезды. “Когда Тилль здесь, ему нужны покой и уединение. И это, по своему, хорошо». В этой же деревне у Тилля есть еще один дом, который также принадлежит и его сестре. Дом такой же кирпичный, с милым, но заросшим садом, кострищем, металлическими столбами, фруктовыми деревьями и двумя надгробными камнями в саду. К саду примыкает крыло дома, выкрашенное в белый цвет и с чем-то вроде трубных рожков на фасаде. К дому ведет лестница, окруженная насаждениями — перцы, фенхель, огурцы, банановые деревья. Рядом с коричнево-белой входной дверью висит звонок. Дома никого. Деревянная табличка гласит «Я в саду». Но и там никого нет. На улице стоит сосед. «Да, здесь жил Тилль Линдеманн. И его сестра Саския. Когда он здесь, ему нужны покой и тишина. И это здорово. А вон там, - он указывает в сторону деревни, - он жил в старом домике охраны. Там же он и барабанил». В то время было привычным делом встретить музыканта в деревне. Того дома уже давно нет. Как, впрочем, и много другого в деревне. Раньше сюда раз в неделю приезжали фургончики с одеждой, мясные лавки и фургончики с мучными изделиями. Фургон с книгами приезжал раз в месяц. Сейчас сюда уже никто не приезжает. Хотя София Томалла тоже приезжала сюда. Великая женщина. Сегодня, чтоб сделать покупки, нужно ехать в Бад Кляйнен. Тилль Линдеманн не был исключением. Мэр городка, Йоахим Вёльм рассказывает: «Да, Тилль Линдеманн был частым посетителем магазина Edeka. Но он вел себя неприметно. Он хотел покоя.» Он никогда об этом не говорил, но люди знали это и уважали его выбор. Мама говорит: «Их концерты потрясающие. Словно постановка оперы». Гитта Линдеманн до 2002 года была директором по культуре на NDR (нем. Norddeutscher Rundfunk — «Северогерманское телерадиовещание»). Вместе с мужем Вернером Линдеманном (1926-1993), они основали колонию искусств в Дриспете. Да, она больше по классической музыке, живописи и утонченной литературе. Или? «Да, последнее место, которое я посетила, это Эльбская филармония в Гамбурге. Я была там с Дэниелем Хоупом». «А вы были хотя бы на одном концерте Раммштайн?» «Одном? Я люблю их концерты! - она говорит. - Всю атмосферу в целом. Их концерты похожи на постановку оперы». Бригитта Линдеманн была на концертах Раммштайн в Париже и в Нью Йорке, в Мэдисон-Сквер-Гардене. «В Нью Йорке я сидела среди технического персонала, и вдруг мы все рассмеялись, что мы, Ossies (прим. Ossie – амер. прозвище выходцев из Западной Германии), сейчас сидим в Мэдисон Сквер Гардене — это было сумасшедше». Среди 12000 фанатов, которые сходили с ума при виде ее сына и группы. «Но знаете, что меня больше всего восхищает в этих ребятах? Их храбрость. Они не боятся сделать что нибудь не так. И это всегда играло против них. Это либо запрещалось, либо вызывало у людей негатив», - говорит Бригитта Линдеманн о группе. Тилль Линдеманн: «Отдых для меня — это игра в гольф, а не написание песен». Ее сын всегда был креативным и творчески активным человеком. Будучи ребенком, он рисовал, писал стихи, затем песни и пробовал играть на многих музыкальных инструментах. Также он был обучен ремеслу. И до сих пор он тесно связан с природой. Когда он приезжает в свой деревенский дом, он любит порыбачить, сходить на охоту, либо просто посидеть в саду и созерцать природу. Игра в гольф, как он сказал в своем интервью OZ в 2015 году, это способ расслабиться. «Отдых для меня — это игра в гольф, а не написание песен» - сказал Линдеманн. Он обучился плетению корзин, работал плотником, техником в картинной галерее, а после падения Берлинской стены, работал в культурном объединении замка Вилиград. Он бывает здесь до сих пор, 3-4 раза в год. Сидит в кафе в саду или посещает выставки замка. Управляющий кафе, Гюнтер Ленц, говорит: «Мы всегда рады видеть его здесь и стараемся оставить его одного. Он сидит неприметно в саду, с тюрбаном из ткани на голове, чтоб никто его не узнал, и ест пирожное.» Даже София Томалла посещала это место. Так же как и ее мать, актриса Симона Томалла, со своим партнером, известным гандболистом Сильвио Хайнефеттером. Служащий замка Вилиград, Филип Хампф, любит рассказывать смешные случаи, связанные с Линдеманном, когда тот работал в замке. «Однажды зимой он хотел разжечь камин в холле замка, чтоб протопить его. Он бросил несколько старых паллет в камин и поджег их. Но камин был заложен кирпичом. Тилль закоптил весь холл замка.» Чтож, так начинал нынешний пироманьяк, который сейчас устраивает шоу с огнем на сцене. Когда наступало Рождество, Тилль переодевался в Санта Клауса и подавал подарки детям из люка в холле. Для детей это было огромным событием. Они и не подозревали, что подарки им дарит будущая рок звезда. Директор художественной галереи в Ростоке, Йорг Нойманн, тоже очень рад видеть Тилля в галерее: «Удивительный человек! От него просто веет безграничной энергией, когда он заходит в комнату». Вместе с работниками галереи, Тилль однажды отмечал открытие выставки своего приятеля Андреа Мюэ (39 лет). В другой раз они были в компании Маркуса Люперца (78 лет). «Это были чудесные вечеринки, - говорит Нойманн, - Принц-художник, рок-звезда и выдающийся фотограф собрались вместе на Лебедином озере в Ростоке». Концерты Раммштайн — это как воссоединение семьи. Бригитта Линдемманн с нетерпением ждет концерт, который пройдет на Ostseestadion в Ростоке 16 июня. Это словно возвращение домой. «Концерты Раммштайн — это как воссоединение семьи. - говорит Бригитта Линдеманн, - И мой первый концерт на открытом воздухе. И я все же не могу достать вам билет». И это неважно. Наслаждайтесь! Источник: https://www.ostsee-zeitung.de/Nachrichten/Kultur/Auf-den-Spuren-von-Rammstein-Saenger-Till-Lindemann-in-seinem-Heimatdorf-bei-Bad-Kleinen?fbclid=IwAR1l4sKraxNU_mWr8x6izk6AEQ6beIOOQ3reGArbH2CXYFD-neRy4oCH-_8 Перевод: Татьяна Краузе. Специально для Rammstein | Энциклопедия и seidbereit.ru
  9. Премьера в 20:00 по МСК
×
×
  • Create New...